# Уральская индустриальная биеннале# Год театра в России

Для того чтобы сделать портал Культура Урала удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Выберите регион, информация по которому Вас интересует.
Культура Урала | Статьи | Официально

Неистовый Виссарион

Рассказываем о единственной в стране премии для литературных критиков и беседуем с ее автором Евгением Ивановым

В начале лета в Екатеринбурге вручили первую и единственную в стране премию в области литературной критики «Неистовый Виссарион». Ее появление приурочено к 120-летию Библиотеки имени Виссариона Белинского, которое отмечается в этом году, чем и объясняется несколько экзотическое название: неистовым Белинского назвали современники за страсть к своему делу. Хотя, по словам организаторов, замыслу уже несколько лет.

Идея возникла около трех лет назад, и все это время она не столько отлеживалась, а оттачивалась. Для доклада «Екатеринбургский пульс», который готовился в Екатеринбурге под руководством Эдуарда Боякова, я написал главу «Литература» и сделал общий обзор литературной ситуации в городе на текущий момент. Это и положило начало практической реализации задумки: в частности, в статье я подчеркнул, что у нас нет эксклюзивных литературных премий федерального значения. Когда-то они существовали: именно в Свердловске в 1981 году возникла первая в СССР фантастическая премия «Аэлита», в 2000-х появился «Литературрентген» – премия поэтическая. А все те премии, которые есть сейчас, исключительно местного уровня. Помимо этого, время оказалось благодатным: в этом году – юбилей нашей Библиотеки, которая носит имя критика Белинского, проводится первый и масштабный Уральский культурный форум. Наступил тот самый момент, когда новая премия действительно бы громко прозвучала.

 

Новая и единственная премия

Действительно, до этого момента в России еще ни разу не было отдельной премии для литературных критиков. В этом «Неистовый Виссарион», а вместе с ним и Урал – первопроходцы. И именно поэтому премия сразу вызвала ажиотаж и бурные дискуссии внутри литературного сообщества.

Более того, оценивались не былые заслуги перед литературой, а активность авторов в настоящий момент. На конкурс принимались работы, опубликованные в последние два года и посвященные исключительно литературе XXI века. Отбор в целом был суровым: организаторы отказались от принципа самовыдвижения в пользу персональных и коллективных номинаторов. То есть предложить кандидатуру на конкурс могло доверенное лицо организаторов, «толстый» журнал, издательство или СМИ: «Такой подход отмел все случайное, любительское. Уважаемые издания не возьмут плохо сделанную вещь, и публикация – это уже первый фильтр. Кроме того, сразу понятно, что это законченное произведение, чего не скажешь о таком размытом жанре, как пост в социальных сетях. Мы сразу сделали прозрачную систему и обнародовали, кто выдвинул того или иного претендента. И один человек мог номинировать только одного человека. Тем самым, он брал личную ответственность. Статьи, поступившие на конкурс, кто кого номинировал, кто оценивал работы – все было прозрачно», – подчеркивает Иванов.

В жюри вошли критик, литературовед, профессор УрФУ Леонид Быков (Екатеринбург), писатель, журналист Василий Авченко (Владивосток), издатель, культуртрегер Марина Волкова (Челябинск), писатель, публицист Эргали Гер (Москва), писатель, критик Роман Сенчин (Москва – Екатеринбург). 

Эмблемой выбран гонг – как олицетворение общественного резонанса, о котором мечтает каждый критик, готовя статью.

 

Победители

На конкурс поступило более сотни заявок. Лонг-лист убедил в активности литературной критики даже тех, кто считал ее достоянием ушедших эпох. Организаторы отмечают, что уже после дедлайна продолжали поступать предложения от номинаторов, которые уже не были приняты в этом году, но остались как задел на будущий.

По географии конкурсантов премия получилась по-настоящему всероссийской: она вышла за пределы столичного литературного бомонда и охватила Урал, Сибирь и Дальний Восток. Это указывает на еще одну болевую точку российского литературного процесса: зачастую все внимание сконцентрировано на Москве и Петербурге, а большая литературная работа всей остальной страны как будто остается вне поля зрения.

В шорт-лист вошло 12 фамилий: часть из них, что называется, медийные, а другие – менее известны широкому читателю. Из них и выбрали лучших: 7 июня 2019 г. во время Уральского культурного форума гонги «Неистового Виссариона» были вручены победителям.

Подробнее о лауреатах.

 

О результатах премии и литературной критике

Когда-то Виссарион Белинский стал родоначальником русской литературной критики, вероятно, поэтому его статьи до сих пор входят в школьную программу по литературе. Премия под его именем подняла сразу несколько интересных вопросов, в том числе – о статусе литературной критики в наше время, границах профессионализма в этой сфере и необходимости экспертизы в культуре в целом.

Главная роль критики не так уж заметно изменилась со времен Белинского: она по-прежнему оценивает литературные произведения с точки зрения современности и помогает авторам по-новому взглянуть на свои произведения. Но продолжает ли она служить навигатором для читателей? Изменился ли ее статус с развитием социальных сетей? И нужна ли профессиональная критика современным издателям? Эти вопросы мы адресовали Евгению Иванову.

– Какое место сейчас занимает критика в литературном процессе?

– Премия показала, что критики в стране есть, и их достаточно много. Даже члены жюри признавались, что многие имена стали для них открытием. И все были единодушны в том, что уровень критиков достаточно высок. При этом критика занимает несколько странное место на литературном фронте. У нее есть утилитарные функции, например, навигация для читателя. Но есть и глобальные цели. Во-первых, без экспертного поля не может существовать ни культура вообще, ни литература как ее сегмент. Все, что происходит, должно оцениваться, отслеживаться, проговариваться, комментироваться и, главное, осмысляться.

– Кому сейчас действительно нужна критика – писателям, читателям, издателям?

– Она, естественно, нужна читателям для выбора и понимания книг. Издатели, на мой взгляд, очень слабо привлекают критику: они ее используют, в основном, для выдергивания цитаток на обложку, в духе «эта книга перевернет ваше сознание». Хотя критик должен рецензировать рукопись на самых первых порах, когда она только поступает в издательство. А выходит, что даже крупные издательства действуют только исходя из своих представлений о прекрасном или коммерческой составляющей произведения. А авторы даже готовы сами платить за профессиональные отзывы, и специальные сайты предоставляют такие услуги и любителям, и начинающим писателям. На Екатеринбургском книжном фестивале, который проходит у нас в библиотеке, даже проводится семинар для поэтов и писателей, поскольку им необходима качественная экспертная оценка и консультация. И самая главная задача критики – это выработка критериев, по которым здраво можно было бы оценить любое произведение искусства. А оно в этом нуждается. К слову, премия вызвала и дискуссии о том, что происходит в нашем литературном цеху, способствовала объединению и пониманию, что критическая деятельность заметна и полезна.

– Изменился ли статус критики с советского времени? Можно ли назвать современных критиков влиятельными людьми в плане общественных вкусов?

– У нас критика часто воспринимается в негативном контексте, но в ней много и позитивных сторон. Например, иногда критики обнаруживают малоизвестные произведения в публикациях десятилетней давности, начинают изучать их, пишут статьи и тем самым вытаскивают незамеченный роман в литературное поле. В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы критика у нас была более влиятельной – как это происходит в других странах, на которые мы так любим смотреть. Там книжные обозреватели известны сами по себе, они уважаемые и, как правило, приписаны к крупной газете или журналу. Читатель ждет их выступлений по поводу новой книги, и их мнение повлияет на интерес публики, продажи и тираж. Но если мы посмотрим на наши интернет-магазины, то увидим, что все отзывы там – любительские, и нет серьезных экспертных оценок от профессионалов.

– А как можно достичь такого авторитета критики? Премия должна этому поспособствовать?

– Вручив премию, мы пришли к решению создать по итогам первого сезона «Неистового Виссариона» антологию. Ее задача – собрать воедино лучшие тексты, присланные на конкурс, чтобы читатели могли с ними ознакомиться. В условиях премии важным критерием была не только глубина мысли и анализа, но и мастерство владения словом. Хороший сигнал, что в последние годы стали выходить книги и у критиков тоже, красиво изданные, в твердых обложках. Хотелось бы, чтобы книжные обзоры все-таки не были такой редкостью: их уже почти нет на телевидение и радио, они исчезают с газетных полос, из интернет-изданий. Если мы хотим формировать хороший вкус у наших читателей, то все-таки они должны читать по возможности хорошие книги – те книги, которые получили маркировку. Можно даже пофантазировать и представить себе такую маркировку на обложке: продукт не просроченный, не содержит ГМО и вредных добавок, оказывает пользу для вашего интеллекта.

– Какой итог премии вы бы назвали основным?

– Главное, что все получилось и что нас признали. Нам поверили, что это не какая-то странная затея, что у нас серьезные намерения. Кое-кто даже подозревал, что за этим кто-то скрывается – какие-то столичные группировки, которые решили создать свой междусобойчик. Но мы доказали, что хорошие и нужные премии живут не только в Москве или Питере, что они нужны для объединения литературной страны и должны существовать в других крупных городах. Очень хорошо, что в лонг-лист и шорт-лист вошли авторы из Сибири, Поволжья, с Урала. Мы ударили в наш маленький гонг, но от него пошел большой резонанс, и я надеюсь, что больше уже никто не сможет сказать, будто никакой критики нет.

 

Текст Тины Гарник; фото и видео материалы - Свердловской областной универсальной библиотеки имени В.Г. Белинского.

Вас также могут заинтересовать