Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

«Железные» дети с тонкой душой: о том, как рождаются танцовщики в Уральском хореографическом колледже

Продолжаем спецпроект о профессиональном образовании в области искусств

«Железные» дети с тонкой душой: о том, как рождаются танцовщики в Уральском хореографическом колледже

Продолжаем спецпроект о профессиональном образовании в области искусств

Культура Урала | Почитать | Образование

Уральская хореографическая школа имеет длинную историю. Берет свое начало в 20-х годах XX века. Но за все это почти вековое повествование у Екатеринбурга никак не выходило сгенерировать собственное пространство для взращивания танцовщиков. А ведь было нужно, даже остро необходимо выковывать таланты для домашней балетной сцены. Так было до 2015 года. Семь лет назад в столетних ожиданиях, бесконечных доказательствах нужности и важности была поставлена точка — в Екатеринбурге открылся Уральский хореографический колледж.

Конечно, семь лет совсем еще небольшой срок для того, чтобы давать оценки проекту. И только следующий год станет выпускным для первых учеников. Но не промолчать уже о том, какая громадина была сдвинута с места, сколько перелопачено за этот срок. Как увидеть результаты? Например, посмотреть отчетные концерты учеников и студентов УХК. А еще поговорить с ними. Ведь кому, как не им рассказывать: как там внутри? Наш разговор с одной из лучших воспитанниц хореографической школы, студенткой II курса Ириной Савинцевой.

— Ирина, здесь, на Циолковского, 59 ведь только один из учебных корпусов колледжа?

— Да, верно. Мы занимаемся в нескольких местах. Здесь есть обычные классы, так что в этом здании у нас проходят занятия общеобразовательного блока. Кроме того, здесь же проводятся и профпредметы. Но есть еще хореографические залы и обычные классы во втором учебном блоке, в здании интерната на Чапаева, где живут ученики колледжа из других городов. Часть профессиональных предметов проходит в классах Детской филармонии.

Расписание ежедневно меняется – за этим нужно следить, но мы уже привыкли. Это – часть дисциплины.

Например, у меня сегодня специальные уроки были утром. Но у других классов они идут сейчас – во второй половине дня. Мы можем заглянуть в зал, посмотреть, как занимаются младшие классы.

— От чего зависит расположение залов под конкретные дисциплины?

— Занятия старших классов стараются ставить именно в Детской филармонии – там больше залы, что для нас важно, когда идет сценическая практика, например.

А здесь залы маленькие – их размера достаточно для младших. Кстати, сейчас занимается 4 класс училища (это 8 класс общеобразовательный), можем взглянуть...

— Почему на этом уроке одни мальчишки? Есть какая-то специфика разделения?

— Мужской класс и женский занимаются всегда отдельно. У нас разная программа классического танца. Но есть другие предметы: дуэтный танец, народный, сценическая практика – тут мы вместе.

— То есть в колледже, как и в обычной школе, есть классы по возрастам? Предположим, по журналу в 10 классе список учеников единый?

— Конечно, учимся по общеобразовательной программе вместе. А на спецблоки разделяемся. Например, я учусь в 11 классе. Здесь это называется 2 курс. В классе 15 учеников:10 девочек и 5 мальчиков. Последний школьный класс, когда по сути у нас завершается общеобразовательная программа – 9-ый. И это по счету пятый год нашего обучения в училище. Дальше мы получаем аттестаты об окончании средней школы. И впереди 1,2,3 курсы профпрограммы.

В эти годы мы учим и шлифуем профессию. Из общеобразовательных остаются в основном гуманитарные, остальные предметы уходят. Скажем, у нас в 10 классе (на 1 курсе) было естествознание, которое включало в себя физику, географию и биологию. В 11-м предметов стало еще меньше, зато появились в большем объеме профессиональные дисциплины.

— После 3 курса училища нужно получать еще какое-либо профессиональное образование? Или вы уже готовы поступать на сцену?

— Мы получаем диплом о среднем профессиональном образовании и можем поступать уже в труппу театра.

— Наверное, младшие на вас, старшекурсников, смотрят как на небожителей. Подглядывают, как вы занимаетесь.

— Конечно, им интересно видеть, условно свое будущее, на кого-то равняться. Да и вообще интересно смотреть на старших, на их репертуар. Всегда, когда у младших есть свободное время или часы самоподготовки, они торчат в дверях залов, где проходят занятия у старших. Ведь важно не только учиться телом, практикуясь, но и видеть глазами, слышать замечания педагогов другим ученикам.

 

Мы поднимаемся на этаж выше, где занимаются девочки. Старшие уже закончили свои тренировки. Большой зал с бесконечной чередой станков свободен. Лишь из класса по соседству слышны звуки фортепиано занятия музыкой у младших девочек.

— Ира, расскажи, как у тебя все началось?

— О, это история длинная. Она тянется из самого детства.

Но если говорить о точке отсчета обучения, то это произошло в год первого набора учеников в колледж – в 2015 году.

— Ты чем-то подобным до поступления в УХК занималась?

— Я из маленького городка – Качканар Свердловской области. Мне было 5 лет, когда захотела учиться в детской школе искусств вслед за старшей сестрой. Но по сути, ничего та школа мне не давала: обычные предметы, никакого развития природных данных. А мне было интересно абсолютно все попробовать – и колесо, шпагаты-мостики, которым учила меня сестра, и, конечно, танец.

Нет, я совсем не думала о том, что могу стать балериной. Мне это даже казалось невозможным. Но, когда я училась в 4 классе, к нам в город приехал Московский театр Усманова с балетом «Кармен». Тогда я впервые увидела балет на сцене. И все – я пропала! Загорелась мечтой оказаться там, на сцене.

Еще через год мама спросила: «А может попробуем поступить в училище?». Тогда в Нижнюю Туру приехал колледж для консультаций и смотра детей (именно в то время педагоги УХК ездили по всей Свердловской области, чтобы найти первых учеников для новой хореографической школы). Мы отправились туда из Качканара. Меня посмотрели. И художественный руководитель УХК Надежда Анатольевна Малыгина отметила меня. Велела приезжать на дальнейшие вступительные испытания.

С февраля по апрель каждое воскресенье я приезжала в Екатеринбург на консультационные занятия. 4 часа в одну сторону, 4 – обратно. Вот так полгода готовили тело, развивали, делали растяжки, силовые упражнения – все то, что мы делаем на гимнастике уже после поступления.

— За этот период подготовки у тебя ни разу не возникло мысли, что ты не хочешь, что тяжело, что ты можешь не справиться?

— Нет, нет! Я горела желанием. Мне все очень нравилось. Мечта есть мечта, и я целенаправленно шла к ней.

Потом все лето я занималась дома сама. Готовилась к августовским вступительным испытаниям в 1 класс колледжа. Было три тура: проверка физических данных, медицинский осмотр (мы должны были пройти всех врачей, чтобы оказаться пригодными по состоянию здоровья к профессии). И третий тур – проверка артистических данных, актерского мастерства, музыкальности. Через несколько дней я увидела себя в списках поступивших. И... вот я здесь.

— Тебе предстояло уехать из дома…

— Уехала. Жила в интернате при училище 5 лет. Вначале, конечно, скучала, ревела. Но уже с прошлого года появилась возможность жить самостоятельно, не в интернате. Мне так комфортнее. Я люблю уединение, когда есть время остаться наедине с самой собой, сосредоточиться на занятиях, соблюдать режим.

— Расскажи о занятиях в колледже, о специфике.

— С общеобразовательными дисциплинами все понятно – они такие же, как и в обычных школах. А вот профессиональные предметы очень разные, их много, и они меняются в зависимости от возраста. С 1 по 3 класс мы изучаем классический, историко-бытовой танцы, ритмику и гимнастику, занимаемся учебной и сценической практикой. И до 4 класса у нас есть уроки фортепиано.

Сценическая практика проходит на сцене театра, для младших в том числе. Например, когда я была маленькая, танцевала в балете нашего театра «Тщетная предосторожность». Мы даже ездили с этой постановкой в Москву, выходили на сцену Большого театра в рамках фестиваля «Золотая маска».

— Большой театр – это незабываемые впечатления для любой танцовщицы, а тем более для маленькой. А что ты чувствовала, когда впервые вышла на сцену нашего театра?

— Я была счастлива. Было страшно и волнительно. Но волнение есть и сейчас. Кстати, в Большом танцевать очень непривычно. Там, как на всех исторических сценах, есть покат (у нас в театре сцена прямая). И если ты к этому не привык, то танцевать очень тяжело. Сложно держать равновесие. Ты должна по-другому выстраивать свою ось.

— Чем вы занимаетесь во время учебной практики?

— Это подготовка к сцене. Мы репетируем различные отрывки, фрагменты, номера из балетов. Либо педагоги ставят для нас номера, как это бывает для отчетных концертов или конкурсов. Но этим занимаются уже средние и старшие классы. Так, например, в прошлом году я ездила на конкурс артистов балета в Москву, где стала дипломанткой. Для конкурса мы с педагогом готовили специальный репертуар, который подходил именно мне, под мои физические данные, отражал мои выигрышные стороны, скрывал недостатки.

— У каждого класса, ученика есть свой педагог, мастер?

— Да, педагог классического танца. Обычно один педагог ведет один балетный класс.

—Вернемся к предметам, которые появляются в 4 классе.

— Народный и историко-бытовой танцы, гимнастика. Дальше – те же предметы, но программа сложнее.

— Физкультуры, полагаю, в программе нет?

— Физкультуру заменяет гимнастика. Так что физнагрузки нам хватает с лихвой. Мы развиваем физические данные, закачиваем нужные мышцы, которые позволяют лучше держаться в классическом танце.

— Какие мышцы нужно закачивать?

— Например, икроножные, портняжные, внутреннюю мышцу, которая держит все положения ног в стороне, спереди и так далее. Естественно, все мышцы должны быть накачаны, но при этом не как в спортивной гимнастике, чтобы был виден рельеф. В балете все мышцы должны быть удлиненными. Важно мышцу накачать и растянуть, чтобы она приобрела красивую форму. На гимнастике есть и различные кардионагрузки, растяжки, развитие координации, баланс.

Гимнастика заканчивается на 1 курсе. Продолжаются уроки классического танца. И остается народный, классический танцы, актерское мастерство и практика.

— О! Значит, и актерскому мастерству танцовщики должны быть обучены! У вас такая же программа, как и в театральном институте?

— На 1 курсе все так же. Мы выполняем различные миниатюры, инсценировки. Учимся изображать животных, людей. Тренируем память физических действий. На 2 курсе начинается балетное актерское мастерство. Работаем над отрывками из конкретных балетов, изучаем балетную жестикуляцию – ведь это целый язык, и мы им должны свободно владеть! Можно руками «произнести»: «Я тебя люблю!» или «Я убью тебя!».

— Ира, скажи, почему ты выбрала именно этот колледж? Почему не пермское училище, не питерское или московское образование?

— Тогда мы думали о том, чтобы я была поближе к дому. Но это тогда. Сейчас, спустя 7 лет, я понимаю, что по качеству обучения, по знаниям наш колледж держится на уровне других хороших училищ. Тем более, мы учимся по программе Вагановки. Ну а вообще, очень многое зависит от каждого конкретного студента, его трудолюбия и природных данных.

Кстати, в УХК есть предмет «Основы преподавательской деятельности», который не преподают с 1 класса ни в одном хореографическом колледже! Мы же изучаем методику преподавания уже с 1 класса, сдаем тренаж классического танца. Мы должны знать методику исполнения каждого движения, выявлять характерные ошибки, владеть значением всех движений на французском языке. Обычно подобный материал начинается в хореографических училищах только на II курсе. Мы же пропитаны этим знанием, стоим на этой базе с самого начала. Я думаю, это очень важно. Ведь только так все исполнение движений проходит через голову. Мы всегда думаем сначала головой.

В колледже вне учебной программы обязательно проводятся и серии мастер-классов от мэтров. Что тоже очень интересно и важно.

— Насколько сложно здесь учиться? Какими качествами должен обладать ребенок, чтобы он справился с этими трудностями, с нагрузкой?

— Учиться очень сложно. В основе – самодисциплина. Иначе не справиться: тренировки у станка, обычная учеба, профпредметы, вечером спектакль. Дома ты только в 9-10 часов вечера. А утром – все сначала. Так что, самодисциплина для нашей профессии необычайно важна. Ну и упорство, ответственность – без них никуда. Нужна и целеустремленность: не имея желания, не понимая цели, не получится долго продержаться. Ни родители, ни педагоги – ничего не поможет, если нет этих свойств личности и характера. В балетную профессию приходят «железные» дети, но с тонкой душой, любовью к сцене. Другие отсеиваются, уходят.

Материал Ксении Шейнис, фотографии Кирилла Дедюхина для Культура-Урала.РФ.
02.06.2022

 

 

 

смотрите такжевернуться к разделу