Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Лилия Немченко – об итогах «Кинотавра», наиболее интересных картинах фестиваля и предстоящем практикуме «Кинопроба»

В Сочи недавно завершился 32-ой Открытый фестиваль российского кино «Кинотавр». Впервые за последние годы в жюри основного конкурса фестиваля работала киновед и культуролог из Екатеринбурга, доцент УрФУ, директор фестиваля «Кинопроба» Лилия Немченко. Мы поговорили с ней о конкурсе этого года, уральском присутствии на фестивале и кинопремьерах, которые нельзя пропустить.

- Лилия Михайловна, как вам работалось в жюри под председательством Чулпан Хаматовой вместе с режиссером Петром Бусловым, артистом Петром Федоровым, сценаристом Олегом Маловичко и другими кинематографистами?

- Сказать, что это было безумно интересно – ничего не сказать. Невероятный новый опыт: одновременно и тяжело, и интересно. Конкурс в этом году был очень сильный, что безусловно, добавляло ответственности в работе. Было из чего выбирать и было совершенно ясно, что призов на всех не хватает. Дело в том, что у «Кинотавра» нет такого множества дополнительных наград, как это иногда бывает на других конкурсах, когда можно выдать какое-то количество специальных призов или дипломов. Здесь всё очень строго – семь членов жюри, семь призов и только один диплом. Всё.

- Давайте пойдем по призам. Гран-при «Кинотавра» в этом году получил фильм Николая Хомерики «Море волнуется раз». Как вам это кино?

- Что касается главного приза, я безумно рада, что именно этот фильм победил на фестивале. Не могу сказать, что я голосовала за всех победителей в других номинациях, но в отношении этого фильма мнение жюри было практически единогласным. Мы это кино даже не обсуждали после показа, он очень поздно закончился, вернулись к этому фильму уже на следующий день, и как-то так вышло, что все в один голос заговорили – да, это оно. Для меня «Море волнуется раз» – это такое абсолютно чистое кино. Очень простая история и в тоже самое время символическая. Знаете, когда-то в Екатеринбург приезжал замечательный писатель Борис Васильев, и на встрече в Доме кино он дал прекрасное определение кинематографу, сказав, что «кино начинается для меня с того момента, когда я не могу пересказать, всё остальное – литература». Вот это тот самый случай, когда пересказывать бесполезно. Сюжет этой ленты можно изложить в четырех предложениях, а фильм идёт два часа, и это кино. Такая мощная история про бытие, кино безумно красивое, и грустное, и остроумное одновременно. В общем, я рада, что так получилось, хотя, конечно же, публика ждала другого решения.

- Звучало мнение, что этим фильмом режиссер Николай Хомерики вернулся в авторское кино, с которого он когда-то начинал.

- Да, это абсолютно так. А если учесть, что вообще члены жюри – представители все-таки коммерческого кино, если не считать Чулпан Хаматову, которая над всеми парит, то весь состав практически единогласно проголосовал за Хомерики. И в этом было что-то такое важное, когда у людей есть тоска и хорошая зависть по некоммерческому кино.

- А по мнению многих зрителей и критиков победить должен был фильм «Капитан Волконогов бежал» Натальи Меркуловой и Алексея Чупова?

- Да, были такие ожидания, и мы в жюри, кстати, тоже были единогласны в том, что он не получит Гран При. И причины кроются не в том, что кто-то чего-то испугался. Это тот самый случай, когда, начиная говорить о фильме, ты его отчасти пересказываешь. Я бы сказала, что «Волконогов» – это совершенно яркий дизайнерский проект. Эйзенштейн когда-то назвал вторую серию своего «Ивана Грозного» фильмом-балетом. И в фильме Меркуловой и Чупова все эти отсылки безусловно есть. Но Эйзенштейн после балета дает нам совершенно трагическую историю, я имею в виду смерть Владимира после плясок опричников. А здесь – безумной красоты костюмы, которые сделала вдова Балабанова Надежда Васильева, прекрасный темпоритм, и отсутствие эмоционального подключения к страшным страницам отечественной истории, если бы это, еще раз повторяю, был балет, все было бы идеально. Но, опять же, это мое частное мнение. Так вышло, что оно совпало с мнением Петра Буслова, Олега Маловичко и других.  Этот фильм получил Приз имени Григория Горина за лучший сценарий.

- Приз за «Лучшую режиссуру» у режиссера Владимира Мункуева за фильм «Нуучча», и это очередной триумф якутского кино?

- Якуты не перестают удивлять. Это кино очень мощное по фактуре, очень честное и очень смелое. В фильме отражены события XIX века – колонизация Сибири, – но это такое антиколониальное высказывание, очень нелицеприятное относительно нууччи, я бы так сказала.

- В главной роли там Сергей Гилев?

- Да, и это опять же очень мощная актерская работа. Что-то я часто употребляю этот эпитет, но говорить о якутском кино без этого прилагательного невозможно. Сергей Гилев – одно из относительно свежих лиц в нашем кинематографе, и лицо безумно точное по попаданию и бэкграунду.

- Лучший дебют – «Общага» Романа Васьянова, фильм по роману Алексея Иванова, где события разворачиваются в Свердловске, в общежитии университета на Большакова. «Общагу» недавно показали в Доме кино с участием Иванова. В прокате ее не будет, картину выпустят на онлайн-платформах.

- И пусть, это кино можно и на платформе спокойно смотреть, по-моему, мудрое решение Игоря Мишина. Сейчас скажу такую ужасную, обтекаемую фразу – у меня есть несколько вопросов по отношению к «Общаге», потому что там прямо сказано, что все происходит в Свердловске в 1984 году, а я очень хорошо помню это время и вижу массу, казалось бы, мелочей, которые, тем не менее, мешают и царапают. Начиная от сигарет «Мальборо», я точно знаю, что «Мальборо» были в Кишиневе в те годы, поскольку там была табачная фабрика, где делали эти сигареты, но в свердловских общагах их не было. И заканчивая некоторыми деталями одежды. Мы много спорили. Из жюри я практически одна очень хорошо понимала, что из себя представлял 1984 год в Свердловске. А нет, не одна. Между прочим, Олег Маловичко, оказывается, жил в общаге, он закончил наш исторический факультет УрГУ в 1987 году, и он тоже понимал, что такое наша общага в 1984. Но я могу объяснить, почему этот фильм стал лучшим дебютом.

- И почему же?

- Потому что там про нонконформизм и конформизм, и про то, чем он заканчивается. Мне кажется, это очень актуальная вещь, всё остальное, наверное, можно простить. Это дебютное, крепкое во всех отношениях кино, даже сомнений нет. И очень современное, и трагическое, кстати, прекрасная работа сына Вани Вырыпаева Геннадия (Забело). Фильм о преступном молчании и трагическим выбором нонконформиста Забело. На фоне социального высказывания «Общаги» мой любимый дебют «Дунай» Любови Мульменко аполитичен в хорошем смысле этого слова.  Я очень рада за Любу, ее кино – чистая радость и безмятежность. У нас давно не было таких фильмов – про свободу, безмятежность, которая все равно заканчивается. Когда-то с чем-то подобным ворвалась в наш кинематограф Оксана Бычкова с «Питером FM».

- А еще один ваш фаворит – это «Медея» Александра Зельдовича? Фильм получил Приз им. Микаэла Таривердиева за лучшую музыку.

- Если говорить про лучший фильм, то «Медея» была одним из претендентов. Мы очень долго обсуждали, но не случилось. Все понимали, что это прекрасное кино, но не Гран-при. Повторюсь, конкурс в этом году был очень сильный, и достойных претендентов много. У «Медеи», точнее у сыгравшей ее актрисы Тинатин Далакишвили, могла быть лучшая женская роль, но здесь мы с Чулпан Хаматовой не сошлись во мнении. Ей виднее, тут тоже спорить можно было. И спорили, кстати.

- «Лучшая женская роль» в итоге у Ольги Бодровой – дочери Сергея Бодрова-младшего, о котором сейчас выходит в прокат документальный фильм. Давайте продолжим. Что скажете о «Подельниках» Евгения Григорьева?

- Могу сказать, что это хорошее кино с очень необычной актерской фактурой и с совершенно потрясающим мальчиком, у которого, по сюжету, папа сидит. И этот ребенок разговаривает так, как говорят долгоотсидевшие и на время вышедшие из зоны. И вообще этот фильм про психологию зоны, хотя там нет никакой зоны, а только мирные люди и мирная жизнь. И еще это про психологию молчания и укрывательства. Очень здорово всё сделано. Еще один сильный фильм конкурса.

- И у сыгравшего здесь Павла Деревянко - приз за лучшую мужскую роль.

- Да, но Деревянко был на спектакле, и приз за него получал как раз Евгений Григорьев. И принимая награду, сказал, что из документального кино переходить в игровое – это скучное дело. Но благодаря таким прекрасным актерам, как Деревянко, оно перестает быть таковым. Я бы вообще, честно говоря, обратила внимание на тех, кто не получил никаких наград, а фильмы представил очень хорошие. Вот, например, «Оторви и брось» – совершенно классное кино с опять же прекрасными актерскими работами. Анна Михалкова играет здесь бабушку-маму, играет неистовство, это практически Медея. Мне кажется, что она так и поступила бы, как поступила Медея. И здесь же просто протрясающая работа Ольги Лапшиной, которую многие запомнили по драматической роли в фильме Василия Сигарева «Жить». Она, конечно, замечательная актриса, и играет тоже мать и надзирательницу. Я думаю, будет очень хорошее кассовое кино. Кроме того, прекрасные работы у Александра Яценко. Прекрасна Ксения Раппопорт в фильме Григория Добрыгина «На близком расстоянии». Это единственный фильм, пожалуй, в котором совсем недавнее становится актуальным, здесь присутствует тень пандемии, и вся история завязывается вокруг того, как богатая женщина жалеет курьера доставки еды. И Добрыгин, кстати рассказывал, что в процессе подготовки к фильму он устроился работать курьером. Это прямо, как Репин, который, чтобы написать «Бурлаков на Волге», пошел к бурлакам. А Добрыгин устроился курьером, чтобы получить доступ в некий секретный чат курьеров и найти героя. Были и рекордсмены по участию в фильмах - это Юра Борисов.

- Кажется, у Борисова фильмов шесть было нынче на «Кинотавре»?

- Ну пять точно, в том числе роли в двух внеконкурсных фильмах – «Купе номер 6» и «Мама, я дома». Это фильмы продюсера Роднянского, поэтому они вне конкурса. А Раппопорт, кстати, совершенно гениальна в ленте «Мама, я дома». Этот фильм настоятельно советую посмотреть. Это трагическая история, и Ксения Раппопорт – актриса, которая не боится быть страшной и некрасивой.

- А теперь мы дошли и до вашего любимого короткого метра. Как вы совмещали два конкурса – основной, который по долгу службы, и короткий метр?

- Исключительно за счёт того, что когда люди могли утром спать или плавать в море или бассейне, а я шла смотреть короткий метр, потому что мне это нужно для «Кинопробы». Конкурс шел три дня, и программа получилась по нарастающей, от первого дня, когда можно было только пожать плечами, второй день – уже хорошо, а третий – вообще отличная подборка.

- Победивший фильм екатеринбургского режиссера Антона Елисеева «Хорошая девочка Лида» показали в третий день?

- Да, «Хорошая девочка Лида» как раз попала в эту сильную программу. Ещё были очень любопытные фильмы, причём, обычно в коротком метре всегда хорошо были представлены комедии. А в этом году их оказалось очень мало. Но было и очень жёсткое кино, например, «Cобирайся, поедем на праздник» с Дарьей Мороз в главной роли. Она играет русского врача, действие происходит в одной из Северо-Кавказских республик. И это совершенно страшная история про женские обрезания. А кино очень острое и честное. И назову еще один фильм, который получил диплом жюри под руководством Ингеборги Дапкунайте – «Почти весна» Насти Коркия, это тоже прямо такое политическое высказывание. Короткометражка про учительницу, которая вбрасывает бюллетени на выборах.

- Упомянутые вами короткометражки будут показаны на «Кинопробе» в этом году?

- «Хорошая девочка Лида» будет, безусловно. А всё остальное нет, потому что это не дебюты. А наш фестиваль-практикум киношкол «Кинопроба» – фестиваль дебютов. Хотя Настя Коркия – молодой режиссер, надо посмотреть ее работы, и она вообще документалистка. Может быть, это у неё и первый игровой фильм, если так, то мы, конечно, возьмём его на «Кинопробу». Или, вот еще, Евгений Цыганов сделал дебютную короткометражку как режиссер.

- А «Мятежный» Цыганова будет на «Кинопробе» раз это точно дебют?

- Если он его даст – будет. Мы, конечно, напишем ему, но там скорее продюсер принимает такие решения. А вообще я уже начала переписку с теми, кого бы хотела видеть на «Кинопробе».

- Из тех, кто был на «Кинотавре», это, например, кто?

- Это, например, член жюри короткого метра Наталья Дрозд – прекрасный продюсер очень хороших фильмов. Она у нас будет в жюри игрового кино короткого метра.

Напомним, фестиваль-практикум киношкол «Кинопроба» пройдет в Екатеринбурге c 1 по 5 декабря 2021 года. Организаторы фестиваля – автономная некоммерческая организация «Д.К-Киноклуб», Свердловская областная организация Союза кинематографистов России, Уральский государственный архитектурный университет при поддержке министерства культуры Свердловской области. Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов и гранта Росмолодежи.

Материал Ирины Киселевой / Культура-Урала.РФ. Фотографии пресс-службы фестиваля «Кинотавр».

06.10.2021

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу