Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Юрий Левитан на Урале

В годы Великой Отечественной войны в Свердловск были эвакуированы многие сотрудники Всесоюзного радиокомитета. Считается, что одним из них был известный диктор Юрий Борисович Левитан.

Свердловск в то время мог гордиться серьезным техническим оснащением. Еще до войны рядом с поселком Шарташ заработала радиовещательная станция РВ-5 имени Якова Свердлова – накануне войны самая мощная радиостанция на Урале того времени.

Более того, в июле 1941 года принимается решение об эвакуации в тыл подмосковных радиостанций, которые могли стать мишенью для авиации противника. В ноябре 1941 года из-под Ногинска прибыла коротковолновая радиостанция РВ-96, которую также разместили в районе поселка Шарташ. Ее монтировали в условиях суровой уральской зимы, когда температура опускалась до –42ºС. Работа была настолько сложной, что четырех работников Областного управления Народного комиссариата связи представили к орденам Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». Уже к 20 февраля 1942 года станция была готова и начала вещание. 

С начала июля 1941 года в Свердловск начинают прибывать сотрудники Всесоюзного радиокомитета с семьями – всего более 300 человек. Это были представители разных профессий: дикторы, руководители отделов, диспетчеры, бухгалтеры, стенографистки – словом все, кто обеспечивал бесперебойную работу радио. Среди прибывших дикторов можно с уверенностью говорить о коллеге Левитана – Наталье Толстовой. Ее семья упоминается в документах, а сама Толстова оставила краткие воспоминания о работе в Свердловске. 

Москвичи работали в здании Свердловского областного радиокомитета, который находился на углу улиц 8 Марта и Радищева в бывшем доходном доме купца Е.И. Первушина.

Судя по документам о выделении дополнительного жилья в августе 1941, сотрудники радиокомитета эвакуировались в Свердловск постепенно. Считается, что и Юрий Левитан приехал в Свердловск несколько позднее – осенью 1941 года. В это время войска противника стали подходить к Москве. Косвенным доказательством того, что Левитана не было среди первых эвакуированных в июле, могут послужить воспоминания диктора и его коллеги Ольги Высоцкой о первых бомбардировках Москвы, которые начались спустя месяц после начала войны.

Считается, что Левитан уехал из Свердловска весной 1943 года: в это время в Куйбышеве началась опытная эксплуатация новой радиостанции, и диктор присоединился к куйбышевской группе работников ВРК, а затем отправился в Москву. Менее распространена версия о том, что в Свердловске диктор мог находиться только в период битвы под Москвой и уже весной 1942 года вернулся в столицу.

Командировка Юрия Левитана в Свердловск была окутана тайной как в то время, так и сейчас. В годы войны не допускалось даже мысли о том, что диктор Левитан может читать сводки Совинформбюро или приказы Верховного главнокомандующего не из столицы Советского Союза, а из другого города. 

Кроме того, не стоит забывать и о происках противника, который мог охотиться за советским диктором – недаром Левитана включили в список личных врагов Гитлера. В середине 1960-х гг. в статье для журнала «Юность», посвященной работе в военное время, Левитан рассказал, как он узнал, что германское командование заинтересовалось его фигурой. Вернувшиеся с фронта знакомые диктора показывали ему листовки, в которых за его поимку назначалась награда в 200 тыс. марок. Он предполагал, что его хотели захватить в плен, чтобы затем он сообщил о падении Москвы. В последующих газетных публикациях у разных авторов сумма за поимку советского диктора варьируется от 100 до 250 тыс. марок. Словом, где бы ни находился диктор, радио передавало: «Говорит Москва!».

Условия секретности соблюдались и на техническом уровне радиовещания. Существуют предположения, что сигнал с радиостанций РВ-5 и РВ-96 ретранслировался другими радиостанциями Советского Союза. Такая система не позволяла противнику определить источник сигнала.

Примечательно, что после войны журналисты не раз обращались к Ю.Б. Левитану с вопросами о его работе в военное время. И ни в одном интервью диктор ни разу не обмолвился, где находился в годы войны. В основном, все его воспоминания относились к профессии: какие сообщения ему особенно запомнились, какие чувства он испытывал, когда читал их. При этом, он не упоминал и об эвакуации других сотрудников радиокомитета в Куйбышев и Свердловск, хотя этот факт сейчас подтверждается многочисленными архивными документами и не вызывает сомнения. Журналисты, которые много лет знали Левитана и исследовали его биографию (например, Ю. Белкин), также не упоминали этот эпизод из его жизни.

На данный момент еще нет документальных подтверждений пребывания Юрия Левитана в Свердловске. Тем не менее, о его работе в тылу рассказывали случайные очевидцы. Например, Нинель Ефимова: она была ассистентом оператора Свердловской студии кинохроники, где, по одной из версий, диктор мог озвучивать документальные ленты. Также о встрече с Ю.Б. Левитаном вспоминала дочь диктора Свердловского областного радиокомитета М.К. Панфиловой – Майя. В годы войны она была маленькой девочкой и по просьбе матери отоваривала карточки. В очереди в магазин она занимала два места – себе и занятому дяде, которому некогда было стоять в очереди. Как она узнала потом, этим дядей был Юрий Левитан. Примечательно, что все эти люди в годы войны были в разном возрасте и по-разному связаны с радиокомитетом, да и встречи с Левитаном отличались друг от друга. Но все отмечали одно – информация о том, что Левитан был в Свердловске, держалась в тайне.

Таинственность и отсутствие документальных доказательств способствуют появлению самых разных мнений. Например, существует несколько версий о расположении радиостудии, в которой работал диктор. Все они исходят из того, что находилась она в здании Свердловского радиокомитета, где работали сотрудники ВРК. В документах начала войны отмечается, что в здании остаются только дикторские радиопередачи. Остальные – переносятся в другие помещения. Но вызывает разногласия конкретное местоположение радиостудии. Так, Ф.П. Кислицын, который в то время был начальником радиошколы в Свердловске и по служебным обязанностям бывал в здании радиокомитета, вспоминал, что видел Левитана в студии в подвальном помещении. Сейчас в этом подвале не сохранилось каких-либо следов. Но радиостудия могла также располагаться и на первом этаже, откуда шло основное вещание Областного радиокомитета.

Также неоднозначным остается вопрос, где жил Левитан. По одной версии, он мог жить в помещении во внутреннем дворе Радиокомитета. Согласно выписке из протокола заседания бюро Свердловского обкома ВКП(б) от 9 июля 1941 года планировалась изоляция внутреннего двора здания от посторонних, что отвечало требованиям безопасности. Предполагается, что во дворе находилось деревянное строение, где и жил диктор. И если потребуется, он мог буквально в течение минуты добраться до радиостудии. Согласно другой версии, Левитан мог жить в самом здании – на втором этаже. Здесь находились жилые квартиры, в частности, до войны там жили сотрудники Областного радиокомитета. С началом войны их расселили и, вероятно, Левитана могли поселить в одной из этих квартир. С той же долей вероятности Левитану могли выделить комнату в одном из районов города – Октябрьском, Ленинском или Молотовском (современном Верх-Исетском), где расселяли других сотрудников ВРК.

Таким образом, судя по технической возможности радиовещания и документально подтвержденным местам работы сотрудников ВРК, главный голос страны во время войны мог находиться в эвакуации в одном из двух городов: Куйбышеве или Свердловске. Но в пользу Свердловска говорят свидетельства нескольких очевидцев, которые встречали здесь Юрия Левитана.

Узнать, как Левитан стал самым узнаваемым голосом военной поры, и как его судьба складывалась в послевоенное время, можно в музее «Свердловск: Говорит Москва!», который размещается в здании бывшего Свердловского областного радиокомитета. Музей позволяет погрузиться в атмосферу военного города, наглядно представить, как работал Юрий Левитан здесь в годы войны, послушать его голос и, конечно, узнать больше о легендах и мифах, связанных с его фигурой. Также здесь представлены документальные свидетельства размещения в Свердловске РВ-96 и сотрудников ВРК.

Текст И. Втюриной, фотографии К. Дедюхина для Культура-Урала.РФ. В материале используются иллюстрации «Уездный съезд, казначейство, Уктусская улица» В. Метенкова, «Чтение приказа о взятии Берлина» Е. Тихонова (ТАСС).

01.11.2021

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу