Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Маркиан Фролов: музыкальный портрет на фоне эпохи

С именем Маркиана Петровича Фролова связаны судьбоносные события в культуре Свердловска 1930-1940-х годов. Маркиан Фролов - композитор, пианист и педагог, выдающийся музыкально-общественный деятель способствовал становлению целостной системы профессионального музыкального образования на Урале и структуры концертно-исполнительской и творческой деятельности. Он стоял у истоков рождения профессиональной композиторской школы, воспитав первое поколение уральских композиторов, первым начал осваивать «уральскую тему», изучал уральский фольклор, творчески претворяя его в своих произведениях.

Из его короткой жизни – композитор прожил всего 51 год – 15 лет были посвящены Уралу, но успел он фантастически много, почувствовав дух перемен, он стал настоящим первооткрывателем.

В биографии Маркиана Фролова, с её переменой мест, причудливо соединились несколько городов. Родился Петр Фролов (имя Маркиан стало сценическим псевдонимом) в Бобруйске 7 декабря 1892 года в семье военного инженера. Его детство прошло в Омске. Первым учителем музыки стала мама, в дальнейшем занятия музыкой уже с частным учителем продолжились в китайском Харбине, куда семья переехала в 1912 году в связи с новым назначением отца. Здесь он окончил единственное в городе учебное заведение – коммерческое училище. Но музыка по-прежнему была его заветной мечтой.  

В 20 лет Фролов переезжает в Петербург и поступает в институт инженеров путей сообщения, а через год, решив продолжить занятия музыкой, становится студентом Петербургской консерватории по классу выдающейся пианистки и педагога Анны Николаевны Есиповой. Очень скоро к фортепианным «штудиям» добавится увлечение сочинением музыки, поддержанное Александром Константиновичем Глазуновым.

Анна Николаевна Есипова

Три года с 1918 по 1921, будущий композитор провел в Киеве, продолжив занятия и по фортепьяно у Юзефа Турчинского, затем у Феликса Михайловича Блуменфельда. В лице Рейнгольда Морицевича Глиэра он обрел не только опытного, мудрого наставника по композиции, но и друга на всю жизнь.

После трёх лет учёбы в Киеве Маркиан Фролов вернулся уже в Петроградскую консерваторию и в 1924 году блестяще окончил ее по классу фортепиано у Ирины Сергеевны Миклашевской. На суд строгой экзаменационной комиссии был представлен Концерт для фортепиано с оркестром собственного сочинения. Продолжая путешествия «из Петербурга в Киев», Фролов по окончании консерватории вновь возвращается на Украину и преподает в Киевском высшем музыкально-драматический институте им. Лысенко (бывшей консерватории) в должности профессора по классу фортепиано и музыкально-теоретическим дисциплинам. В Киеве Маркиан Фролов становится известен и как талантливый пианист, и как композитор, пишущий для фортепиано.

Судьбоносным для Маркиана Фролова стало предложение директора Свердловского музыкального училища им. П.И. Чайковского Виктора Николаевича Андропова, который пригласил его стать преподавателем. Так с 1928 года начинается «уральский период» в биографии Маркиана Фролова, открывший новые перспективы перед музыкантом.

Его первым адресом в Свердловске стал деревянный дом на ул. Красноармейской, 70. Здесь в небольшой двухкомнатной квартире на втором этаже устроилась семья Фроловых. В ней была «священная комната» - небольшой рабочий кабинет, где стоял взятый напрокат рояль «Бехштейн». Именно здесь написана «Поэма об Урале» - его первое масштабное произведение, посвященное истории горнозаводского края, над которым он работал днем и ночью, чтобы успеть к поставленному сроку – 15-летию Октябрьской революции! В этом доме бывали и друг семьи пианист Г. Гинзбург и Г. Нейгауз, приезжавшие с концертами в Свердловск.

Через 6 лет осенью 1934 года уже М.П. Фролов, в то время уже ректор Свердловской консерватории, получит от государства просторную 4-х комнатную квартиру в одном из «домов специалистов», построенных пер. Банковском. Уютная, светлая квартира до сих пор хранит память о Фролове. Из столовой с традиционным большим обеденным столом, за которым собирались друзья, дверь вела в рабочий кабинет. Здесь в центре оказался любимый «Бехштейн», над которым висели портреты Рахманинова, Скрябина, Глазунова, фотографии друзей и родных, удобный рабочий стол, обтянутый зеленым сукном и купленное по случаю крутящееся американское кресло. В этом кабинете с его особой атмосферой были созданы многие его сочинения, здесь наставник по композиции занимался со своими студентами, встречался с коллегами и друзьями.

Первым местом работы стал музыкальный техникум (ул. Первомайской, 22), где Маркиан Петрович вел класс фортепиано и музыкально-теоретические дисциплины. Наряду с изучением теории студенты занимались педагогической практикой. Необходимость практического применения получаемых знаний и навыков потребовала создания школы. В результате родилась «опытно-показательная музыкальная школа». В 1931 году из структуры училища было выделено это младшее звено, и появилась «Городская музыкальная школа» (в настоящее время ДМШ №1 имени М.П. Фролова). Поначалу школа не имела собственного здания. Лишь осенью 1936 года было получено помещение неподалеку от училища - двухэтажное кирпичное здание по ул. К. Цеткин,13 (бывшая церковно-приходская школа), ласково прозванное «домиком на горке». 

Вслед за этим Маркиан Фролов предпринимает ряд  шагов по «строительству высшей ступени музыкального образования». Значительную поддержку оказал крупнейший советский пианист и педагог, профессор Генрих Густавович Нейгауз. Он регулярно приезжал в Свердловск и принимал  живое участие в обсуждении проблемы высшего музыкального образования на Урале. Открытие консерватории состоялось 1 октября 1934 года в первом каменном здании города - Горном управлении уральских заводов (пр. Ленина, 26). Педагогический коллектив на начальном этапе был сформирован из приезжих преподавателей, уже работавших в музыкальном техникуме, а шефство над учебным заведением было поручено Московской консерватории. В эти первые годы происходит непрерывное расширение спектра музыкальных специальностей, открываются новые кафедры, а также организуется группа особо одаренных детей, на базе которой в 1943 году будет создана музыкальная школа-десятилетка. Она разместится неподалеку - в здании бывшего Пансиона Алексеевского реального училища (ул. Ленина, 13).

 Наряду с большой педагогической нагрузкой Фролов продолжал и свою концертную деятельность. Представитель фортепианной школы легендарной Анны Николаевны Есиповой, он уже в консерватории заявил о себе как талантливый самобытный пианист.

«Умный музыкант с прекрасными виртуозными данными. Передача зрелая, красочная, местами изысканная. Большая звучность. Солидная техника. Хорошо владеет фортепианными приёмами» - так оценивал исполнительское мастерство начинающего артиста председатель экзаменационной комиссии, профессор Александр Глазунов.  

Концерты Маркиана Фролова отличались продуманными, ориентированными на классические традиции программами, включали исполнение монументальных фортепианных опусов и вызывали живой интерес у поклонников музыкального искусства.

Основу репертуара пианиста составляли произведения Роберта Шумана и Ференца Листа, Франца Шуберта и Фридерика Шопена, фортепианные пьесы русских классиков, музыка любимого и близкого по духу Александра Николаевича Скрябина, а также собственные сочинения. Маркиан Петрович с удовольствием выступал с лекциями о творчестве любимых композиторов перед рабочей аудиторией, на фабриках и заводах.

Особая страница в биографии Фролова его участие в рождении Свердловской филармонии. К открытию новой концертной организации он призывал в своей статье «Уральская филармония» на страницах газеты «Уральский рабочий» (28 марта 1933 года). Под филармонию было выделено здание бывшего Делового клуба, который обретал новую музыкальную жизнь. Открытие филармонии 29 сентября 1936 года было ознаменовано концертом симфонического оркестра под управлением Владимира Савича. Первые филармонические сезоны, проходившие в особой атмосфере с её жаждой художественных открытий, подарили горожанам целое созвездие имён солистов и дирижеров, музыку классиков и современных авторов. В этом ряду свое достойное место заняли авторские концерты Маркиана Петровича Фролова и программы, в которых звучала музыка его консерваторских студентов.

Финальным аккордом стремительно развивающихся музыкальных событий 1930-х годов явилось создание в Свердловске Союза композиторов. Процесс формирования занял целых 7 лет – от создания Оргкомитета, который возглавил Фролов, до официального рождения новой композиторской организации. Под председательством Виктора Николаевича Трамбицкого 16 мая 1939 года состоялось учредительное собрание, на котором Маркиан Фролов был единодушно избран первым председателем Свердловской композиторской организации.

Наряду с этими впечатляющими свершениями 1937 год для Маркиана Фролова обернулся тяжелыми испытаниями. По ложному доносу (ему припомнили «харбинское прошлое») его исключили из партии, сняли с поста ректора, композитору пришлось пережить предательство бывших друзей и коллег. И только вмешательство Николая Мясковского и Рейнгольда Глиэра помогло избежать судебного процесса; последствия же были катастрофическими – болезнь, сложная операция, длительный процесс восстановления. Вернувшись в консерваторию, М.П. Фролов ушел с фортепианной кафедры, оставив себе заведование кафедрой композиции и своих учеников. На посту ректора его восстановили лишь в 1943 году, и он снова погрузился в решение неотложных проблем по  строительству большого концертного зала, надстройке 4 этажа консерваторского здания. Но времени оставалось слишком мало. М.П. Фролова не стало 30 октября 1944 года, он совсем немного не дожил до 10-летнего юбилея созданной им Уральской консерватории.

Траектория творческих исканий Маркиана Фролова отразила значительные вехи в истории отечественной культуры. В 1910-1920-е годы его сочинения словно отражают идеи и образы искусства «серебряного века», глубокое воздействие открытий Александра Скрябина. Новый этап, обозначившийся на рубеже 1920-1930-х гг., был связан с усилением классических традиций, что привело к прояснению музыкального языка, ориентации на классические жанры. Иные задачи выдвинуло следующее десятилетие, когда развитие искусства в стране в целом определяли социально-политические реалии той эпохи.

Одной из наиболее важных сфер в творчестве Фролова стала фортепианная музыка, к которой композитор обращался на протяжении всей творческой жизни. Фортепианное творчество включает в себя произведения разных жанров – миниатюры (прелюдии, этюды, программные пьесы), произведения крупной формы – Концерт, Сонату и «Классическую сюиту», а также транскрипции собственных сочинений.

Признанной вершиной творчества 1930-х гг. и одновременно первым произведением, в котором нашла отражение уральская тематика, стала «Поэма об Урале» (1932). Её премьера на сцене Свердловского театра оперы и балета (дирижер – Арий Моисеевич Пазовский) стала крупным событием в музыкальной жизни города. Постановку осуществил режиссер Владимир Аполлонович Лосский, который превратил «Поэму» в яркое театральное действо, включающее в себя живую хронику исторических событий, мимические эпизоды за экраном и даже «героя» нового индустриального мира – трактор, на включении которого в спектакль настояли «ответственные работники». В «Поэме об Урале» Фролову удалось достигнуть ясности и доступности музыки, в которой зазвучали подлинные башкирские мелодии, революционные песни («Интернационал», «Смело, товарищи, в ногу»).

Это было первое соприкосновение с фольклором народностей Урала, дальнейшее движение в этом направлении принесло и новые открытия. Посвященный в тайны русского фольклора, Маркиан Петрович открывал для себя и другие пласты многонациональной советской культуры. В этом ряду симфонический танец для оркестра бурят-монгольских инструментов «Залушудай хатар» и увертюра «Братство народов».

В 1939 году, приняв предложение из Бурятии написать оперу на основе национального эпоса, Фролов отправляется в Улан-Удэ, записывает и изучает образцы народного творчества, осваивает особенности бурятского языка. В короткий срок композитору удалось написать оперу «Энхэ – булат батор», в которой соединились национальное своеобразие музыкального материала с традициями классической оперы. Премьера оперы стала большим национальным праздником.

С огромным увлечением Маркиан Петрович работал в области песенно-хоровых жанров. Вокальное начало, выразительность и красота мелодии всегда были главенствующими в его музыке. Первые хоровые сочинения, адресованные самодеятельным коллективам, относятся к киевскому периоду, когда Маркиану Фролову пришлось работать в рабочих клубах. Новый этап начинается в 1930-е годы, среди сочинений этого времени песни патриотические и лирические, песни на стихи уральских поэтов, посвященные Красной Армии и даже гимны («Гимн стахановцев» и «Советский гимн» на собственные слова, который участвовал в конкурсе, объявленном в 1943 году). Большой интерес представляют и обработки народных песен, свидетельствующие о музыкальной чуткости композитора, умении проникнуть в подлинный дух, характер народной песни. В этой сфере, по собственному признанию, он чувствовал себя «спокойно, легко и свободно».

Последним крупным хоровым сочинением Маркиана Фролова стала кантата «С именем Сталина» («Русь»). Оратория была исполнена при жизни композитора всего один раз в рамках его творческого вечера в московском Доме композиторов в октябре 1943 г.  Замечательные отзывы и рекомендации способствовали включению произведения Маркиана Фролова в план следующего концертного сезона в Московской филармонии. Однако смерть композитора перечеркнула эти планы.

Музыкальное наследие Маркиана Петровича представляет значительную страницу истории отечественной музыки 1-й половины ХХ века. Личность музыканта, которому удалось счастливо сочетать концертно-исполнительскую и педагогическую, композиторскую и административную деятельность, его творческое наследие с удивительным равновесием музыкальных сфер и жанров, его увлеченность русской народной песней и интерес к национальным культурам народностей Урала, все это раскрывает многообразие творческих интересов Маркиана Фролова. Бесспорно, это был крупный художник, которого отличали «содержательная включенность» в современную ему эпоху – умение ставить и решать задачи, умение отдать дань историческим реалиям и значительным событиям, и вместе с тем запечатлеть «строй и дух» русского искусства, его духовную сущность и художественные искания.

Материал Ирины Винкевич. Фотографии из архива композитора предоставлены внучкой М.Фролова Еленой Фроловой-Румянцевой.

25.11.2021

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу