Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Главное – не должно быть аплодисментов

Накануне Международного дня джаза в Камерном зале Детской филармонии Джаз-хор представляет новую программу «Акустика. A Capella». Видимый прецедент – зрители и хор поменяются местами: счастливые обладатели билетов (их будет совсем немного) будут сидеть на сцене. Слышимый – знакомые произведения прозвучат с качественно иным звуком.  

Идею безусловно оригинального проекта «подарила» пандемия. Тогда, соблюдая требования социальной дистанции, хор стал репетировать не на сцене, а в пространстве зеркала камерного зала.  И, стоявшие на полутораметровом расстоянии друг от друга девочки, зазвучали совсем иначе. В разных частях зала звук менялся, он становился другим, неожиданным, непривычным, интересным. И это натолкнуло Марину Макарову на мысль сделать программу, выигрышную в условиях именно такого местоположения, показать произведения, способные притянуть непохожим звуком.

- Наш камерный зал с очень непростой акустикой, в нем звук «болтается», – говорит руководитель Джаз-хора Марина Макарова. – И мы всегда во время репетиций на сцене поворачивались лицом к стене, чтобы не растерять звук. Когда стоишь на сцене, он уходит по прямой, а в зеркале зрительного зала совсем другая траектория его движения. Так возникают неожиданные эффекты.  И мы решили сделать необычный концерт, поменяв местами зрителей и артистов, отказавшись от традиционного существования хора. Что-то будет звучать почти как в храме (был бы купол, все бы пошло в него), что-то прозвучит как эхо, если поставить девочек друг против друга. Нетривиально выглядят композиции, исполняемые в быстром темпе. Какие-то вещи будут звучать в классическом построении. Даже с привычных хоровых станков, но стоящих у дальней стены, – что образует большую пустоту между хором и зрителем, – будет идти звук с качественно другими характеристиками.  Идея «Акустика. A Capella» – показать магию трансформации звука. 

- Звук собирается как пазл, как конструктор? Выстраивается вручную в зависимости от направления и движения звуковых волн? 

- Я не физик, естественно, но в данном случае физические законы нельзя не учитывать, они играют важную роль. Становишься ближе к зрителю, укорачивается процесс реверберации (отражение и переотражение звука), иногда он уходит вверх, иногда – в сторону. В какой-то момент разворачиваю хор спиной друг к другу, и звук уходит в ближайшую стену, упирается в нее и отражается. На каждое произведение выстраивается собственная мизансцена. Много действительно сконструировано. Вручную. Все от ощущений. Какие-то идеи пришли естественным путем, например, канон должен звучать как эхо, это мы и используем. Часто хожу по залу, слушаю и прислушиваюсь, перестраиваю, ищу точку того самого «особого» звука. Мы не ищем идеальную акустическую точку зала, не стараемся поставить в более выигрышную позицию хор, мы используем естественные характеристики зала. 

- Уникальность программы в том, что она создана исключительно для этого зала?

- Да. В нем не то чтобы прекрасная акустика, улучающая наше качество. Она просто дает понимание разницы звучания коллектива, когда одни и те же исполнители в зависимости от местоположения звучат по-разному. Иногда хор стоять будет не в привычном порядке альтов-сопрано, а почти хаотично. Будет номер, где девочки ходят по кругу, закручиваясь в спираль Аркаима. И это смешение тоже даёт другой звук.

- И физики, и лирики почувствуют процесс движения звука?

- Я надеюсь. Меняющиеся характеристики звука будут очевидны даже неискушенному слушателю. Те, кто знакомы с произведениями, заявленными в концерте, явно услышат их по-другому. 

- Есть ощущение абсолютной эфемерности звука. Он летуч и неуловим, на него влияет огромное множество факторов…

- Конечно. Даже наличие-отсутствие зрителя в зале сказывается на акустике, и как следствие – на звуке. Мы пробуем.  Программа из 18 номеров сама по себе очень сложная, плюс перестроения, стыки, уходы света. Главное, не должно быть аплодисментов, чтобы ничто не разрушало звуковое облако, создаваемое вручную, в которое, надеюсь, погрузятся и зрители.

- Меняющийся звук влияет на смысл произведения? 

- Каждое сочинение подразумевает свое звучание, с множеством характеристик. Когда оно впето, его трудно изменить. Оно исполняется тем звуком, который предполагал композитор. Другое дело, как он будет вести себя в другом пространстве.  Это задача для профессионального хора.  Допускаю, что-то у нас не получится вообще, что-то удастся со второго раза, что-то вообще уйдет или трансформируется.  Это не «Адиемус», где нужно запомнить метроритм, поиграть лицом, не перепутать перестановки и в одной манере проработать 40 минут. Здесь все другое: постоянно меняется сама манера исполнения от абсолютно классической до фольклорной.

-Можно управлять созданием, трансляцией звука, а можно ли управлять восприятием звука?

- Это управляемо у грамотного человека, много слушающего, способного себя настроить. Человек неопытный, ненаслушанный – вряд ли сможет.  

- Риск есть? Наше ухо уже привыкло к технологичному звуку, пропущенному через усилители и микрофоны, к голосу, «сделанному» звукорежиссером. А тут почти аутентичный, подлинный голос. Возможно, пойдет через сопротивление…

- Да, программа неоднозначная. Если хотите, элитарная, рассчитанная на ценителей, гурманов. Чистое искусство. Это не броско, это для думающих. Я подготовлю зрителя, постараюсь ввести его в особое состояние, чтобы он постарался раствориться в звуке. Красота гармонии, красота тембра – не для случайных людей. Паузы. Отзвуки. Затемнения. Переходы.

Не могу предугадать всего, часто идем вслепую. Но не совсем. Есть «скелет» песенный, к которому все время возвращаемся – фольклорная месса из пяти частей, держащая всю программу. Заканчиваем гимном «Пой вместе с нами», который займет всё пространство зала.

- Мы услышим другой голос хора?

- Зрители услышат голос нашего хора, но без усиления, без микрофонов, без подзвучки, которые не передают его настоящей окраски. В этой акустике хор будет звучать по-разному, но это будет натуральный голос и звучание без спецэффектов. Признаться, надоело а-капелльную музыку в микрофоны исполнять, красота исчезает. Девочки купаются в собственном звуке. И мы надеемся, что все, кто придут на концерт, это почувствуют.

Текст Наталии Подкорытовой. Фотографии предоставлены Свердловской детской филармонией.

14.04.2022

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу