# Уральская индустриальная биеннале# Год театра в России

Для того чтобы сделать портал Культура Урала удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Выберите регион, информация по которому Вас интересует.
Культура Урала | Статьи | Официально

Уральская индустриальная биеннале: что нужно знать и смотреть?

Первая часть материалов об Уральской индустриальной биеннале современного искусства в Екатеринбурге

Люди, мечтающие о бессмертии, обычно не знают, чем бы заняться в среду вечером. Этому и другим парадоксам бессмертия посвящена 5-я Уральская индустриальная биеннале современного искусства в этом году. Чтобы помочь вам сориентироваться и выбрать самое интересное, мы подготовили путеводитель по событиям и выставкам современного искусства в рамках биеннале.

Что такое биеннале?

Уральская биеннале представляет собой разветвленный проект, центр которого — масштабная выставка современного искусства. Формат биеннале заимствован из мировой практики: многие города мира проводят такие события раз в два года, чем привлекают международное внимание. Уральская биеннале отличается от многих тематической рамкой: она посвящена индустриальности и каждый год разрабатывает индустриальную специфику нашего региона. Подробнее можно прочитать по ссылке. 

«Бессмертие» на УОМЗе

Темой 5-й Уральской индустриальной биеннале стало «Бессмертие». Вот что говорят о нем организаторы в своем манифесте:

«Пятая биеннале задумывается о результатах: что остается от производственных и художественных процессов? Продукт? Итог? След?

Размышляя о том, что остается после нас и остается ли вообще, команда биеннале выбрала тему «Бессмертие». Эту безусловно широкую тему не нужно воспринимать буквально, но стоит видеть за ней общее направление размышлений. «Бессмертие» позволяет от довольно буквальных рассуждений о продуктах производства и специфики индустриального процесса, заключенной в тиражной повторяемости, перейти к рассмотрению универсальных явлений и широких понятий. Из всего многообразия представлений о бессмертии биеннале выбирает те, которые резонируют с актуальной художественной и исследовательской повесткой — те, которые находят отклик в деятельности кураторов, привлеченных к работе над пятым изданием Уральской биеннале».

Основных подходов к бессмертию на биеннале – четыре:

  • цифровое бессмертие: как цифровые средства увековечивают опыт и позволяют восстанавливать произведения,
  • социальное бессмертие: как произведения становятся классическими,
  • научно-техническое бессмертие: приведет ли технический прогресс к бессмертию,
  • культурное бессмертие: как меняется идентичность человека в меняющемся времени и пространстве.

Преодолеть границы бессмертия: к множественности будущего. Основной проект

Куратор – Шаоюй Вэн, Музей Гугенхайма (Нью-Йорк)

«Чтобы стать бессмертными, мы должны сначала преодолеть ограничения самого бессмертия», – говорит Шаоюй Вэн. Ее выбрали куратором основного проекта – главной выставки Уральской индустриальной биеннале, которая не только развернуто представляет тему «Бессмертия», но и демонстрирует тщательно подобранные произведения мирового современного искусства. Шаоюй Вэн сразу заявляет, что решила не идти по простому пути демонстрации произведений, напрямую посвященных бессмертию. Она предпочитает говорить со зрителем о смерти, устранении, замалчивании и забвении через взаимоотношения человека с современными технологиями. Как когда-то технологии были средством постижения природы и космоса, а не порабощения их, так и искусство должно примирить космический и человеческий масштабы. И возможно, если это удастся, именно сила искусства поможет преодолеть те или иные ограничения, наложенные человеческой тоской по бессмертию.

Поэтому в выставочном пространстве уживаются искусственный интеллект, вневременные ремесленные техники, классические формы искусства и огромное количество видео-арта. В первую очередь, экспозиция, занимающая целый этаж УОМЗа, поражает масштабом: в выставке участвует 76 художников. Пространство бывших цехов (к слову, после выставки здесь будет более передовая часть производства) решено в пользу небольших помещений. Часть из них отданы под тотальные инсталляции (то есть объекты занимают всю комнату), часть – объединяют несколько объектов. Произведения приехали буквально отовсюду: похоже, на выставке представлено искусство всех континентов. Пожалуй, нет более универсальной темы, чем отношения человека с жизнью и смертью.

Шаоюй Вэн задумала выставку так, чтобы произведения «развивали» несколько сквозных историй или сюжетов, так или иначе связанных с бессмертием: огонь, жестокость, бабочка и музей, время, немертвые, труд и скука, зеркало, медуза, память и припоминание, ремесло и знание забытого, изменяющиеся жизни. Однако проследить их в полной мере не так просто: чтобы посмотреть выставку от начала и до конца, включая все видеоработы, нужно не меньше пяти часов.

Мы выбрали для вас 10 самых характерных произведений основного проекта: это не рейтинг и не топ лучших, а те работы, которые, на наш взгляд, наиболее ярко отражают заявленную тему.

Диана Фонсека Киньонес (Куба). Влюбленные

Эта работа расположена прямо у входа на выставку, но – на потолке. В минутном видео две спички, опирающиеся друг на друга, догорают до тла и гаснут, не в силах поддерживать пламя друг друга. За этим образом легко угадывается история любовного или творческого горения, которое неизбежно приводит к смерти. Кроме того, огонь – это первая технология, освоенная человечеством, а с помощью новейшей технологии, видео, свечки уже через мгновение вновь пылают, чтобы сгореть.

Егор Крафт (Россия). Content Aware Studies

Егор Крафт работает с алгоритмами искусственного интеллекта применительно к искусству. Для этой работы он предложил алгоритму базу данных, в которой собраны изображения античных фигур. Многие из них сохранились только частично, и искусственный интеллект работает над тем, чтобы на основании масштабного анализа достроить недостающие фрагменты. Результат не только отображается на экране, но и печатается в пластике на 3D-принтере. Иногда машина очень точно достраивает скульптуру, а иногда мы имеем дело с фантазиями ИИ о человеческой анатомии. Помимо сохранения культурного наследия или памяти о нем, эта работа также посвящена вопросам интерпретации накопленной культуры в информационный век.

Илья Федотов-Федоров (Россия). Экзобутон

Эта инсталляция посвящена дальнейшей эволюции человека. Для этого художник рассматривает цепочку природа – человек – технология, где каждое новое звено вырастает из предыдущего, а потом порабощает его. Белая синтетическая скорлупа, подвешенная на тонких нитях, формой напоминает тело человека: это фантазия о том, какой была бы оболочка человека при перерождении в следующую эволюционную форму. И эта форма одновременно похожа на увядающий цветок, сбежавшую мумию или опустошенное чучело – своеобразный реквием природе.

Кымхён Чон (Южная Корея). Небольшое обновление

Эта инсталляция представляет собой продолжение большого проекта корейской художницы Чон, и детали для этой серии она нашла прямо на УОМЗе. Зритель попадает в жутковатую мастерскую, где собирают человека-робота из запчастей. Безукоризненный порядок элементов, разложенных на столах, усиливает жуткое ощущение, будто эта лаборатория – нормальный ход вещей. Ведь мы сами отдали машинам столько функций (и с удовольствием переложили бы на них еще пару повседневных забот). Теперь машины все сильнее, а мы, за ненадобностью тренироваться, все слабее. И кто же кого контролирует в итоге?

Кристина Лукаш (Испания). По часовой стрелке

В белой стерильной комнате художница разместила 360 тикающих часов и настроила их таким образом, что каждый механизм отстает от другого (или обгоняет другой) на 4 минуты. Таким образом, выстроенные в круг устройства дают (или забирают) 24 часа – целые сутки. Часы синхронно идут, и если поймать момент тишины, можно услышать их нестройное тиканье. Зритель входит в этот круг и оказывается внутри несуществующих суток, выигранных или потерянных. Так можно ли приручить время, как давно мечтает человек? Или стоит обернуться – как окажешься на 4 минут впереди или позади?

Карлос Аморалес (Мексика). Черное облако

Стены и все предметы двух заводских комнат облеплены черными бабочками из бумаги. Если присмотреться, они разные: этакие бумажные чучела 30 реально существующих видов. Очень красивая инсталляция навевает тревогу. Во многих культурах бабочки символизируют хрупкую красоту, а для художника они также стали личным символом внутренних переживания утраты близкого человека. Красота и смерть, всегда соседствующие, способны заполнить пространство целиком. Помещенная под стекло, прекрасная бабочка навсегда останется со своим обладателем, но останется ли она бабочкой?

The Recycle Group (Россия). Искусственная грязь

Как известно, пластик нас всех переживет: оказавшись на свалке, он будет разлагаться не одну сотню лет. The Recycle Group делает из переработки отходов искусство. На биеннале представлено искусственное покрытие из вторичных материалов, на которое с помощью сканирования нанесены следы человека. Так машины видят человеческий след, и посетители выставки, проходя по этому тоннелю, ощущают, как искусственная грязь колеблется под ногами (и в чем-то это напоминает весь наш путь в Интернете). Кстати, ведет этот объект к чистому зеркалу, которое не является частью инсталляции, но все равно символично: бесконечное чистое отражение после шествия по грязи, пусть и искусственной.

Джилл Магид (США). Архивы Баррагана. Подношение

Почти детективная история, из которой Джилл Магид сделала арт-объект, до сих пор не завершена. Художница заинтересовалась творчеством мексиканского архитектора Луиса Баррагана, но его архив оказался надежно спрятан: когда-то он был подарен на свадьбу, и невеста решила спрятать его навсегда. Магид не оставляет попыток раскрыть и обнародовать наследие архитектора, и за это время ее расследование стало ценным само по себе, а проект обрастает фильмами, текстами и инсталляциями. Одна из них – впечатляющая цветочная клумба ко Дню мертвых, собранная флористом по всем мексиканским правилам.

Шарлотта Позененске (Германия). Картонные трубы

Трубы из гофрированного картона особенно органично смотрятся в просторном цехе УОМЗа. В первый момент даже кажется, что они остались от заводской деятельности, правда, начинаются нигде и никуда не ведут. Это своеобразные простейшие формы, которые легко адаптируются к любому месту и могут быть собраны любым способом. А учитывая дешевизну материала, так и вовсе бесконечно воспроизводиться.

Габриэль Лестер (Голландия). Ресурс аккумулятора

В инсталляции Лестера зритель принимает непосредственное участие: в тот короткий момент, когда мимо него на ленте транспортера проезжает лампа, человек отбрасывает тень. Сначала короткую, затем все больше и больше, потом вновь короткую – пока тень не исчезает полностью. Совсем как жизнь: родился, жил и умер. Но мы-то знаем, что человек – это не след на стене, а тот, кто его отбрасывает, и лампа, сделав круг на транспортере, вновь будет светить. Только ресурс аккумулятора в лампе не бесконечный, и рано или поздно эта вселенная погрузится во мрак.

Текст Тины Гарник / Культура-Урала.РФ

Фотографии предоставлены пресс-службой Уральской индустриальной биеннале

Вас также могут заинтересовать