Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

На сцене кавалеристка, энергетик, разведчик и рок-звезда

Истории о театре от артистов Свердловской музыкальной комедии

На сцене кавалеристка, энергетик, разведчик и рок-звезда

Истории о театре от артистов Свердловской музыкальной комедии

Далеко не все из героев этой публикации с детства мечтали о театре. Но так сложилась судьба – сегодня именно им аплодируют зрители. К Международному дню театра попросили артистов Свердловского театра музыкальной комедии рассказать о своём пути на сцену. Поговорили с участниками предстоящей премьеры, спектакля «Ты не прощайся», над которым прямо сейчас в театре кипит работа. Премьера назначена на 28 и 29 апреля.

Художественный руководитель Свердловского театра музыкальной комедии Филипп Разенков

В моей жизни был короткий период, когда я хотел стать археологом. Потом меня затянула музыка, я решил стать не просто известным артистом, а рок-звездой. И через это желание я пришёл в режиссуру. Туда меня очень органично направил отец: «Если ты хочешь стать актёром, значит бросишь музыку?». Я ответил: «Нет, музыку я бросать не хочу». И он, отчасти реализуя свои желания, предложил путь оперной музыкальной режиссуры. У меня и сейчас не пропала тяга к сцене. В основе профессии артиста лежит тщеславие, желание быть известным, получать аплодисменты. Вообще, человечеством движут вещи не очень приятные, но такова наша природа, мы не способны избавиться от своей греховной сущности, она нам необходима для движения вперёд, чтобы сказать, что-то очень важное, доброе.

Театр не может фундаментально изменить человека, но через творчество, через смех и слёзы он объединяет нас, так сильно разобщённых. Через общее сострадание к герою на сцене люди начинают более внимательно относиться друг к другу. И любви, добра в мире становится больше. Я наивно верю, что если хоть чуть-чуть, капельку у кого-то что-то шевельнулось в душе, если появилось желание привнести в этот мир что-то хорошее, то значит всё не зря.

Сейчас мы готовим премьеру «Ты не прощайся». Для спектакля драматурги Константин Рубинский и Макс Трефа написали пьесу, это абсолютно новая история, но со знакомой и любимой всеми музыкой Микаэла Таривердиева. В ней есть что-то помимо тонко-чувственной меланхолии. Я бы сказал, что это тема человеческого пути, порой такого непростого, мрачного-стучащего, как колёса ночного поезда. Это и родило главную составляющую постановки – образ железной дороги. И весь спектакль – это путь человека, который встречает разных людей, пытается догнать свой поезд, а в погоне за ним – разобраться с какими-то важными событиями в своей жизни.

Музыка Таривердиева – это музыка философа. Поэтому жанр спектакля – притча, философское произведение, включающее в себя получасовую монооперу «Ожидание». «Ты не прощайся» – про вечное ожидание каждого человека. Мы все ждём в своей жизни каких-то событий, встреч, которые часто проходят мимо незамеченными. А насколько сам человек несёт ответственность за то, что он эту встречу упустил или на неё не пришёл? Мы постарались выстроить путь героев так, чтобы этот поезд судьбы двигался к счастливым, позитивным моментам, потому что сегодня, как никогда, добро и любовь должны побеждать.

Народная артистка России Галина Петрова

В детстве я мечтала быть кавалеристом. Красиво же! Но когда отец сказал, что «у них ноги кривые», я очень быстро передумала. В моё время у всех было хобби, я прошла через множество кружков в доме творчества, даже на выпиливание ходила. Но больше всего времени проводила в танцевальном кружке, танцы для меня были всем. Позже прошла отбор в танцевальную группу Волжского народного хора. Может быть, я так и осталась бы танцовщицей в хоре, но однажды по дороге с концерта оказалась в автобусе рядом с ведущей солисткой. Все 300 километров пути она пыталась мне втолковать, что нужно менять свой танцевальный ракурс на что-то более серьёзное: «Тебе надо поступать в институт. У танцовщиков век короткий, пропляшешь до 27 лет, а потом куда? Да никуда! Тебе актрисой надо быть».

А как же я без танцев-то! Но когда посмотрела, что требуется для поступления в ГИТИС, то успокоилась – танцы значились в списке отдельным экзаменом. Стала собираться, папа мне говорит: «Езжай, вот только-то в Москве тебя и ждут!». Не верил, что смогу поступить в московский вуз. С таким напутствием я и поехала дня на два. Через 4 недели, когда прошла все творческие туры, отправляю телеграмму, папа, так и так, прошла творческие туры, но денег нет ни копейки. Он выслал из своей заначки: «Матери только ничего не говори». Вскоре я прислала родителям другую телеграмму: «Меня приняли. Жива. Здорова. Привет. Петрова!» Мои родители простые работяги, и вдруг их дочь поступила в московский вуз. Для моей семьи это был космос. Папа плакал от радости. 

Театр для меня – это ожидание. Ожидание интересной работы.

Сегодня я в предвкушении премьеры спектакля «Ты не прощайся». Я чувствую, понимаю музыку Микаэла Таривердиева. В моей жизни был подарок судьбы – возможность лично поработать с этим удивительным композитором. Для записи музыкального материала к фильму «Король-Олень» Микаэл Леонович лично отобрал несколько студенток с отделения музкомедии. В Доме звукозаписи с живым оркестром писали номер «Выбор невест», мне даже доверили небольшое соло. Во время перерыва Микаэл Таривердиев за роялем перепел для нас, приезжих студенток, весь свой репертуар. От него было не оторваться.

Таривердиев – поэт в музыке, его жирными мазками на форте играть нельзя. Нужны полутона, паузы, тишина. Этот спектакль надо играть на цыпочках, чтобы не поранить и не поцарапать удивительную музыку. Иначе уйдёт воздух и атмосфера. Мы сейчас в начале пути. Прекрасный момент.

Владимир Фомин

Я не могу сказать, что мечтал попасть в театр с детства. Даже в музыкальном училище об этом не думал, а вот в консерватории уже понимал, что меня ждёт театр. В детстве я мечтал стать разведчиком. Причем, где-нибудь за границей, как Штирлиц. Как раз на экраны вышел фильм «Семнадцать мгновений весны», кстати, с музыкой Таривердиева. Весь фильм я смотрел взахлёб, переживал, мечтал стать таким же. Что-то общее с разведчиком у актёра всё-таки есть. Разведчик живёт по легенде – он не должен выпадать из неё, прокалываться, а это уже актёрская задача. Мне повезло, без риска для жизни я меняю легенды довольно часто, бывает, по 17 раз в месяц. И все они мне дороги. Очень люблю свою последнюю, в спектакле «Боккаччо», где я играю Сенатора. Этот персонаж – как увеличительное стекло всех человеческих пороков, поле для импровизации и фантазии. Играю Принца в оперетте «Герцогиня из Чикаго». Ну, и конечно же, Бони из «Сильвы». Я получаю наслаждение, играя эту роль. Классика, которая современна, актуальна, с серьёзной пьесой, которая трогает.

Вообще, театр даёт возможность испытать такие эмоции, которые помогают жить, а это немало. И если говорить не о телесной любви, то театр – это про любовь.

Для любого актёра ожидание – это постоянное состояние. Закончился один спектакль, ждёшь постановки следующего. Сегодня – «Ты не прощайся». Пока прошли первые читки, материал интересный, музыка узнаваема. Уверен, что спектакль будет интересен не только тем, кто жил во времена Таривердиева, но и 30-летним. Ведь традиция встречать Новый год с фильмом «Ирония судьбы» под музыку Микаэла Леоновича заложена в нашем ДНК независимо от возраста. Мне досталась одна из самых шлягерных мелодий, «Если у вас нету тёти». Для меня она очень позитивная. Мне в этом спектакле видится больше оптимистичного, даже в использовании минорной тональности у Таривердиева есть светлые интонации, это музыка философа-оптимиста.

Леонид Чугунников

До 20 лет я даже не предполагал, что буду работать в театре. Я закончил энергетический техникум с перспективой продолжать семейную династию энергетиков. После армии батя сказал мне: «А не поучиться ли тебе, Лёня, в другом месте?». Всё, что меня интересовало – это пение. Я всю жизнь пел, но нотную грамоту не знал, музыкальную школу не заканчивал. Оказалось, что голоса, особенно мужские, раскрываются ближе к 30 годам. У меня обнаружились природные интонирование и слух – с листа не могу читать ноты, но на слух даже сложные мелодии запоминаю со второго раза. И я пошёл в музыкальное училище.

Потом была Уральская консерватория и любимый педагог Николай Николаевич Голышев. Пять лет работы в Пермском оперном театре заставили меня пересмотреть свои перспективы. Опера – это, конечно, высокий жанр, но своего будущего я в этом направлении не видел. Решил что-то поменять в своей жизни и поступил в аспирантуру Уральской консерватории. Я не очень понимал, что это мне даст, но в результате дало поступление в Свердловскую музкомедию. В тот момент театру нужны были баритоны, и мой концертмейстер Тамила Соломоновна Шайкевич сказала: «Лёня, пойдем прослушаешься. Ну, ради меня, пойдём!». После прослушивания ко мне подошёл директор театра Михаил Вячеславович Софронов, и я увидел в его глазах заинтересованность. Он спрашивает: «Что бы ты хотел петь?» Я, чтобы поднять себе цену, стал называть все главные партии. «Всё будет, приходи, как будешь готов. Только не тяни», – сказал Михаил Вячеславович. Так начался новый этап в жизни, который подарил любимую работу.

Мне нравится, что я могу проживать несколько жизней, есть роли, которые сложно понять по своей ментальности. Например, Кричинский никак не ложился на мою психофизику. Он – азартный игрок, а я – нет. Я не понимал его, боролся сам с собой и с ним. Мне ближе характерные персонажи, хотя, когда я пришёл, мне давали фрачных героев – Мистер Икс, Данило. Пришлось привыкать к степенности, воспитывать в себе статность, не суетность, умение носить костюм, говорить вкрадчивым баритоном.

Для кого-то достаточно выйти на сцену и красиво спеть, но театр – это больше, чем текст, чем фраза, правильно спетая нота.

Сегодня пытаюсь понять и примерить на себя главную роль из спектакля «Ты не прощайся». Максим – так зовут моего персонажа – пока в работе, я на пути к его пониманию. Он самый обычный, ни плохой, ни хороший. Ему трудно рассказать про свои переживания. В этом спектакле нужно быть максимально естественным и достоверным, это спектакль – как разговор по душам.

Маргарита Левицкая

Когда я маленькой приезжала к бабушке в Краснодар, то приобщалась к просмотру сериала «Санта-Барбара». Мечтала стать красивой блондинкой, как актриса Келли Кэпвел. Я пою с 4 лет, это мой способ дышать. Был момент в жизни, когда мне не хотелось петь, потом он прошёл и мама сказала: «Слава Богу всё наладилось, наконец-то ты запела!»

После консерватории я собиралась петь в опере. Мой педагог Тамила Соломоновна Шайкевич попросила главного дирижёра Свердловской музкомедии Бориса Григорьевича Нодельмана послушать меня. К моменту прослушивания я не знала ни одной арии из оперетты, поэтому пела Мими из «Богемы» и «Memory». Пропуском в театр стала не оперная ария, а мюзикловая, из «Cats». Меня позвали как стажёра на «Венскую кровь», потом пригласили в труппу. Мне настолько здесь понравилось, что я никуда уже больше не пошла. И про оперу забыла.

Это здорово, что я не привязана к одному жанру, я могу петь и классику, и мюзикл. Сегодня я Сильва, завтра девица из кабаре, потом Валентина из «Весёлой вдовы» или придворная дама в кринолине.

Здесь ты постоянно в развитии, нужно держать себя в форме. Театр учит ответственности. Я не из тех, кто за кулисами балагурит, всегда настраиваюсь и меня лучше не трогать, особенно если ответственная роль. Некоторые зрители спрашивают, а вы на сцене взаправду целуетесь? Про себя могу сказать – да. Но не всегда и не со всеми. И по настроению. То есть если у меня нет настроения, зрителю не повезёт. А если серьёзно, то в спектакле есть сцены, где невозможно не целоваться, этот момент усиливает чувственность мизансцены. Тогда герои воспринимаются зрителями как свои, нет отдаления, четвёртая стена растворяется. О, они такие же, как мы, – думают в зале. Ведь театр – это про чувства, переживания, про любовь. Одним словом, настоящие поцелуи на сцене будоражат кровь. Всем!

Самый приятный и волнительный момент – это ожидание приказа с распределением на роли к новому спектаклю. Я была в ожидании «Ожидания». Эта моноопера сюжетно встроена в спектакль «Ты не прощайся». Сейчас учу, так как материал непростой. Слушала эту оперу раз 20, и всегда у меня дух захватывает от музыки Таривердиева. Моя героиня говорит: «Я хочу счастья, я уверена, что я дождусь этого счастья и вы дождётесь этого счастья вместе со мной». У меня всегда мурашки в этом месте… Желаю всем дождаться своего счастья и приходите на премьеру 28 и 29 апреля.

Почему же нужен Театр? Почему он так манит, притягивает и завораживает своей прекрасной неправдой и выдуманной иллюзорностью? Может, потому что он дает надежду? А может быть, потому что «Театр – это всегда про любовь?». Да, точно – «Театр – это всегда про любовь!». Точка.

Текст Марии Миловой, фото Алексея Колчина для Культура-Урала.РФ

27.03.2022

 

 

 

смотрите такжевернуться к разделу