# Национальный проект "Культура"# Год памяти и славы

Для того чтобы сделать портал Культура Урала удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Выберите регион, информация по которому Вас интересует.

Зима. Драма номер три.

Об этой сводной театральной бригаде вспоминают многие артисты. В записях разных театров хранятся свидетельства о поездке на Волховский фронт. В том числе и архивных документах каменск-уральского театра «Драма номер три». В недавнем времени еще передвижной театр, в первые годы войны осевший в Нижнем Тагиле. Только, только с 1943 года перебравшийся в Каменск-Уральский и обретший там свою постоянную прописку.

1924 год
Образование Уральского рабочего реалистического театра (Труппы Льва Эльстона) при заводе в Кабаковске (Серове)
1941 год,
22 июня
Война застала театр в Нижнем Тагиле
1942 год
4 декабря
Депутаты Каменск-Уральского горного совета принимают решение об открытии в городе постоянно действующего драмтеатра
1943 год,
1 февраля
Открытие постоянно действующего драматического театра в городе Каменске-Уральском
1943 год
27 сентября
Погрузка имущества и переезд труппы из Нижнего Тагила в Каменск-Уральский

В записях Государственного архива Свердловской области значится, что 4 декабря 1942 года депутаты Каменск-Уральского Горсовета приняли решение: «Просить Облисполком об открытии в городе постоянно действующего драматического театра с 1 февраля 1943 г.». С 27 сентября 43-го года началась погрузка имущества и переезд театральной труппы из Нижнего Тагила в Каменск-Уральский.

Артисты театра «Драма номер три»

Из отчета за 1944 год: «Результат напряженной работы всего коллектива не замедлил сказаться: зритель, в основном рабочий зритель полюбил свой театр, выпускаемые спектакли стали пользоваться успехом, сборы резко повысились, руководство предприятий стало интересоваться театром, помогая ему в производственной работе».

Так бывший до того передвижной театр, колесивший от Верхотурья до Копейска, от Соликамска до Сарапула и Тюмени, нашел постоянное пристанище в Каменске-Уральском.

О том, как жил театр в первые годы лихолетья фактов сохранилось не так много. Собирая по крупицам, узнаем, что еще до войны, в 1940-м году театр был переведен из Серова в Нижний Тагил. В распоряжение театра предоставляется одно из лучших в то время учреждений культуры города — клуб им. Горького. Художественным руководителем коллектива был воспитанник МХАТа Саламатин, режиссером Золотарев. В дальнейшем театром руководили заслуженные артисты РСФСР Комаровская и Ларионов. Труппу театра составляли прекрасные актеры: Арбенина, Кузнецов, Чечура, Стрелкова, Верина, Маслов, Бестужев, Чагин, многие другие. Постановки военного времени во многом повторяли репертуар других советских театров: «Любовь Яровая», «Павел Греков», «Вторые пути», «Васса Железнова», «Мачеха», «Много шума из ничего», «Жди меня», «Русские люди», «Нашествие», «Иван да Марья», др. В октябре 41-го года была поставлена та самая пьеса — «Человек с ружьем», с которой театральная бригада свердловских артистов в 1942 году отправилась на Волховский фронт.

В те годы в эвакуацию на Урал попало немало известных советских актеров. И сцена будущей «Драмы номер три» пропиталась талантливой игрой таких фигур, как МХАТовец Борис Добронравов, сыгравший на уральской сцене царя Федора в трагедии Алексея Толстого «Царь Федор Иоанович» и Андрея Белугина в комедии Островского «Женитьба Белугина». Выходила здесь на подмостки и московская актриса театра им. Ленсовета Клавдия Половикова в роли Кручининой и Ларисы в комедиях Островского и герцогини Мальборо в пьесе «Стакан воды» Скриба.

В сложных условиях при постановке спектаклей, особенно исторических, приходилось проявлять максимум смекалки, чтобы создать сценический мир из подручных материалов. Алла Кузнецова, дочь ведущего актера театра Василия Кузнецова, вспоминала: «С костюмами было очень сложно, шить-то особо не из чего было. Для изготовления царских одежд в спектакле „Царь Федор Иоаннович“ использовали рясы, изъятые из закрытых церквей, сцену украшали церковной утварью...».

В августе 1942 года из осажденного Ленинграда, выдержав почти год блокады, в театр попадает знаменитая драматическая актриса, театральный педагог Надежда Комаровская, которую сразу назначают главным режиссером. Под ее руководством ставится пьеса Симонова «Русские люди» и героическая драма Штока «Осада Лейдена» по мотивами романа Шарля Де Костера «Тиль Уленшпигель». Три с половиной века отделяли зрителей от событий, разворачивающихся на сцене, но казалось, что они происходят сегодня. Лейден окружен врагами, в осаждённом городе — голод, люди страдают в нечеловеческих условиях, но они мужественно держатся — недели, месяцы. И побеждают. Параллель с событиями тех дней была очевидна. Поэтому труппа на особом подъеме, с особыми чувствами создала красочный героико-романтический спектакль. Центральную роль в пьесе — роль Тиля Уленшпигеля — играл Зиновий Бестужев. Его соратником и другом Ламме на сцене стал Василий Кузнецов. Магда, дочь бургомистра, в исполнении Ольги Чечуры, получилась мягкой и лиричной. Её возлюбленного Петера Клейфа сыграл Тольский, а с ролью бургомистра прекрасно справился Саламатин.

Залы театра были всегда переполнены. Но военное время расставляло свои знаки препинания. Потому с первых дней Великой Отечественной артисты помогали фронту: полюбившиеся советским бойцам фронтовые театральные бригады на передовой, спектакли в военных частях, на оборонных заводах, в госпиталях.

Зима

Позже дочь актера Василия Кузнецова вспоминала: «Во время войны мы часто ездили на гастроли в Свердловск. Жили в гостинице „Большой Урал“, а спектакли давали в госпиталях. Хорошо помнится госпиталь, находившийся на месте сегодняшнего Дома Промышленности. Госпитальные больные любили отдыхать в скверике напротив Оперного театра, и я так и запомнила это место, плотно заполненное людьми на костылях, а то и безруких, безногих. Сначала папу допускали ко всем раненым, но после нескольких случаев, когда у тяжелых послеоперационных больных от хохота разошлись швы и они снова попали на операционные столы, папе строго-настрого врачи наказали выступать только перед легкоранеными. У него была замечательная программа с анекдотами, которые он рассказывал с пресерьезнейшим лицом. Удержаться от смеха было просто невозможно».

Обстановка в стране и мире обязывала театр ко многому: оперативно откликаться на происходящее вокруг, выводить на сцену современных персонажей, каждый день борющихся за мир на фронте и в тылу, вселять веру в победу. Театр стремился раскрыть в сценических образах героизм советских людей. «В дни успешных боев на фронтах Великой Отечественной войны наш театр салютует Красной Армии выпуском своих спектаклей», — напишет директор театра.

Приём директора театра

В один из сентябрьских дней 1943 года в театр пришел приказ о переводе коллектива в Каменск-Уральский. Как планировалось, театр переезжал временно, до конца войны, так как в Нижнем Тагиле необходимо было освободить театральную площадку для работы эвакуированного из Ленинграда драматического театра. 5 октября коллектив со всем имуществом прибыл в город, в котором начался новый период в его творческой жизни. Театру было присвоено название «Свердловского государственного областного драматического театра».

Труппа продолжала обустраиваться в здании театра. А проблем с ним, конечно, хватало. Особенно нелегко приходилось зимой. Отопительному сезону уделялось не меньше внимания и сил, чем собственно театральному. Чтобы обеспечить театр топливом на это время, еще осенью нужно было завезти 250 тонн угля. Несмотря на все старания, температура в зале часто не поднималась выше 14 градусов. Но зритель, пришедший на спектакль, не должен был ни о чем догадываться: ни о том, что актеры недоедают, ни о том, что репетируют в холодных помещениях, живут в бараке — ведь они пришли в театр отвлечься как раз от этой реальности, перенестись в другой мир, где нет холода, голода и тяжелого труда...

Неслучайно свой первый детский спектакль коллектив театра ставит в разгар войны, и взрослые приходят на него с такой же радостью, что и дети. На сцене настоящее волшебство — работая над «Хрустальным башмачком» по пьесе Тамары Габбе, труппа очень старалась создать яркое и красочное представление. В спектакле были заняты дети, с ними занималась постановщица танцев Фаина Чайка. Но особенно потрудился над сказочной атмосферой нового спектакля главный художник театра Николай Клеев.

К сезону 1944-45 годов пост директора театра занял Борис Абажиев, а на должность худрука после продолжительной болезни вернулся всеми любимый Саламатин.