# Национальный проект "Культура"# Год памяти и славы

Для того чтобы сделать портал Культура Урала удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Выберите регион, информация по которому Вас интересует.

Свердловская Филармония

Фасад здания Свердловской филармонии в 1940-е годы/p>

15 октября 1941 года в Свердловской филармонии начала работать комиссия по организации культурного обслуживания Красной Армии. В первый год войны на фронт было отправлено шесть концертных бригад. В 1942 году — восемь. Порой цифры кажутся лишь цифрами, но, если отвлечься от голых чисел и представить, что такое есть 3 тысячи 167 концерта? Все так же, как в мирное время — репетиции, разбор сложнейших произведений, инструментальное мастерство, слаженная артистическая работа.... Все так же, только на передовой, где разрываются бомбы, летят осколки, погибают люди. А ведь именно столько военно-шефских концертов было дано артистами Свердловской филармонии с 23 июня 41-го до 1 февраля 43-го.

Группа артистов Свердловской филармонии, участники фронтовых бригад в Великой отечественной войне 1941-1945 г.
Слева-направо: Д. Шнейдер, А. Манион, Л. Фомина, Д. Бибиков, А. Базуев, В. Асовскау и Т. Смагина

Артисты дарили свое мастерство и в тылу. Средства же от выступлений сдавались в фонд обороны страны: сборы от концертов в те годы составили 382 тысячи 871 рубль, а из личных сбережений артистов — 138 тысяч 838 рублей. Филармонисты собирали и столь необходимые на фронте теплые вещи. 1050 посылок отправили бойцам. В военное время артисты поддерживали своим искусством и тех, кто день и ночь работал на промышленных, оборонных предприятиях, в коллективных хозяйствах области. Только в 1942 году провели 206 концертов на УЗТМ, 182 — в Нижнем Тагиле, 62 — в Невьянске. Но, все же, более всего артисты стремились выступать там, где было самое пекло...

Артисты на фронте, 1941 год.

Из воспоминаний певицы Тамары Григорьевны Смагиной

«Припоминаю, как в один день мною был установлен своеобразный рекорд: песни „Моя Москва“, „Синенький, скромный платочек“, „Кисет“ исполнялись четырнадцать раз. И ещё мы, артисты, мечтали встретиться с бывшим директором Свердловской филармонии Григорием Борисовичем Грэном. В начале войны он ушёл на фронт. Был политруком гвардейской артиллерийской дивизии. Но встреча наша тогда не состоялась. А позднее мы узнали, что он погиб в Латвии в боях за хутор Паныш».

Из воспоминаний певицы Зои Константиновны Славской

«Мы обслуживали госпитали. По одиннадцать концертов в день. Ходили по палатам. А за нами — израненные, страшно изувеченные, на костылях — поднимались и шли бойцы, из палаты в палату. Их вела Музыка...».

Художественное описание процесса выступления концертных бригад на фронте в изложении И.Головановой, 1960г

«Были дни, когда концертная бригада свердловчан давала по десять-двенадцать концертов. Отдыхали, пока менялись в землянке слушатели: одни уходили, другие торопливо усаживались, затихали. И снова звенела песня, покоряли зрителей своей ловкостью Бибиков и Базайко, звучал бас Быкова. Были концерты и под открытым небом, независимо от того, когда это происходило: летом, осенью или зимой. Бойцы, окружавшие машины, сидели в полушубках, валенках, а певицы выходили в воздушных эстрадных платьях, лёгких туфельках...».

Из воспоминаний чтицы Надежды Фёдоровны Александровой

«За годы Великой Отечественной войны я три раза с группой артистов нашей филармонии выезжала на фронт. Мы были в действующей армии Первого Украинского фронта, Третьего Украинского фронта и Волховского фронта. Длились поездки полтора-два месяца. Только до Москвы добирались полторы-две недели: бомбёжки, повреждённые пути, разбитые составы... Первая моя поездка была в войска действующей армии Волховского фронта. Особенно запомнился один эпизод из этой поездки. Близ деревни Сланцы ехали мы на машине „Студебеккер“, которая служила нам зачастую сценой, когда откидывались её борта. Для охраны с нами всегда ездили офицер и два солдата с автоматами. Стало темнеть, шофёр сбился с дороги. Едем по лесу и всё не можем найти ту воинскую часть, где должны выступать с концертом. Опоздали часа на три. Наконец, выбрались на дорогу, ведущую к селению, куда нам надлежало приехать. Подъезжая, мы увидели пожар. Оказалось, была бомбёжка. И то место — помещение вроде склада или конюшни, что было приспособлено для концерта (даже подмостки солдаты соорудили) — всё было разрушено, всё дымилось. Нет худа без добра. Как хорошо, что мы опоздали! Сколько бы погибло людей во время концерта, да и я не писала бы эти строки. Фронтовые поездки определи для меня другую мерку жизни, другой счёт и к себе, и к окружающим. Они сделали душу и мягче к людям, и твёрже — ко всем жизненным перипетиям. Те концерты я никогда не забуду...».

Из воспоминаний певицы Александры Петровны Манион

«Недалеко от Старой Руссы во время концерта началась бомбардировка. Взрывными волнами сотрясало избу, в которой мы выступали. Из окон вышибло все стёкла. Морозный воздух наполнил горницу. На фоне затихающего гула удаляющегося вражеского самолета бесстрашно звенели слова: „Расцветали яблони и груши“».

Из воспоминаний акробата Василия Платоновича Базайко

«Только закончилось наше выступление, как началась стрельба. Мы едва успели на босые ноги надеть валенки и под огнём противника помогали носить раненых».

Воспоминания озвучивают М.Принц, Л.Сомикова, О.Семенищева, Н.Халтурина, И.Порошин, М.Викулина

Удивительна история симфонического оркестра Свердловской филармонии, С началом войны его расформировали. Музыканты уходили на фронт, главный дирижер Марк Паверман в это время находился в Ростове-на-Дону, куда был направлен после Всесоюзного конкурса дирижеров в 1938 году. Оставшиеся артисты оркестра под руководством дирижера А.М. Когана выступали в клубах, на агитпунктах, в госпиталях, перед частями, уезжающими на фронт, но полноценной работы коллектива не было.

По возвращении Марку Паверману удалось вернуть к жизни прекрасный оркестр. В декабре 1942 года был издан приказ областного комитета по делам искусств о возобновлении деятельности коллектива. Сразу же встал вопрос о формировании оркестра. Было решено во что бы то ни стало приступить к репетициям и заявить о том, что оркестр существует и начал действовать.

В декабре 1942 года в филармонии состоялось первое возобновленного коллектива, в котором было в то время 16 музыкантов. Под управлением Марка Павермана была исполнена литературно-музыкальная композиция на музыку Тихона Хренникова к комедии Шекспира «Много шума из ничего» с участием артистов театра Красной Армии, эвакуированных на Урал. Этот концерт положил начало полноценной работе по восстановлению Свердловского государственного симфонического оркестра.

Маэстро Паверман рассказывал: «Оркестранты расположились на сцене филармонии, их было около двадцати человек, но все инструменты, которые требовались по партитуре, были налицо. Пьесу играли пять актёров, среди них Л.Доброжанская, В.Пестовский, О.Шахет. В спектакле принимал участие певец Е.Флакс, эвакуированный на Урал. Артисты выступали в концертных костюмах. Актёрский ансамбль был великолепен. Хорошо показал себя и оркестр. Постановка имела столь большой успех, что мы впоследствии её неоднократно повторяли, и всегда зал филармонии был переполнен».

Из материала Валерия Павермана, опубликовано в газете
«Вечерний Свердловск», 22 апреля 1989г.

Несмотря на все трудности и нехватку музыкантов, в репертуаре оркестра в военные годы появились крупные симфонические произведения: кантата «Москва» Чайковского (впервые исполнена в 1943 году совместно с Хоровой капеллой Свердловской филармонии) и кантата Прокофьева «Александр Невский» (впервые исполнена совместно с Хоровой капеллой Свердловской филармонии при участии актрисы Клавдии Половниковой и певицы меццо-сопрано Ольги Фурс). В программу концертов входили камерные и симфонические произведения русских и зарубежных авторов, исполнялись премьеры композиторов-уральцев — Щёлокова, Трамбицкого, Кацман.

Свердловский государственный симфонический оркестр, 1944

По признанию самого мастера наиболее памятным в его карьере стал концерт, проходивший в день освобождения его родного города Одессы войсками Третьего Украинского фронта в апреле 1944 года. Играли в тот вечер Пятую симфонию Шостаковича и Девятую симфонию Дворжака («Из Нового Света»). По окончании же программы Марк Израилевич сам объявил со сцены об освобождении родной Одессы.

Афиша концерта 9 мая 1945 года в Свердловской филармонии

А 9 мая 1945 года…

Из воспоминаний Марка Павермана о симфоническом концерте, прошедшем 9 мая 1945 года

«Это была ни с чем не сравнимая радость. Мы ждали, верили и, — свершилось! Радость и торжество царили в Свердловске в это незабываемое майское утро. И с каким подъемом прошел наш вечерний концерт — первая послевоенная встреча со свердловчанами!».

А 9 мая 1945 года... «Это была ни с чем не сравнимая радость. Мы ждали, верили и, — свершилось! Радость и торжество царили в Свердловске в это незабываемое майское утро. И с каким подъемом прошел наш вечерний концерт — первая послевоенная встреча со свердловчанами!». (Из воспоминаний Марка Павермана о симфоническом концерте, прошедшем 9 мая 1945 года).

С июня 1941 года в Свердловск начали эвакуироваться многие художественные коллективы страны: в полном составе был перевезен из Киева квартет имени Вильома, Киевская консерватория, часть оркестра Радиокомитета, чуть позже, в 1942-м, и Госоркестр.

В сентябре 1942 года в Свердловской филармонии создаётся Студия эстрадного искусства. Во время войны большие эстрадные оркестры были в ведении Свердловской филармонии. Лето 1943 года ознаменовано рождением Хоровой капеллы филармонии, объединившей участников вокального ансамбля ОблОНО и хора Облпрофсовета. Ее возглавила Зинаида Фёдоровна Ишутина. Коллектив стал приемником хоровой студии, созданной в Свердловске Семёном Бендицким в конце 1930-х годов. Капелла просуществовала до 1958 года.

В 1943 году при Свердловской государственной филармонии создаётся Уральский государственный русский народный хор на основе Покровского и Измоденовского самодеятельных хоров. Лучшие певцы и танцоры художественной самодеятельности Свердловской области стали его артистами. Первый руководитель коллектива — Лев Львович Христиансен. Премьерные концерты хористы давали в госпиталях и воинских частях. Первый открытый концерт Уральского народного хора состоялся 12 ноября 1944 года в зале Свердловской филармонии.