Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Маски радости

В тест-драйве для бывалого обывателя на профпригодность предъявленного предмета искусства немаловажный пункт: «А вы бы хотели (согласились) повесить это у себя дома?». Внимательно рассматривая произведения или изделия, или, будем так же изощренны в игре слов, как и автор, ИЗОделия с выставки «ИЗОбретатель», я бы как на духу поставил галочку напротив варианта «Затруднился с ответом».  

И не то, чтобы они как-то против шерсти, излишне смелы, а может быть, не дай бог, провокационны. И не то, чтобы они не подошли ни под одни обои, дико дисгармонируя со шторами. Но диковинны, много забирают на себя внимания, крупногабаритны, и тем паче не картины вовсе. А являются делом рук скульптора, имеют определенное отношение к школе ваяния. По преимуществу хотя и настенные, однако частично и стоячие. И их также непонятно, где ставить в пространстве комнат.

На вернисаже в Музее архитектуры и дизайна на Плотинке, куда пригласил друзей, коллег и ценителей Сергей Лобанов (автор выставки, выпускник сначала училища Шадра, а затем и УГАХА) мнения о природе данных вещей разошлись. Художник-сюрреалист Сурен Хондкарян отказывался признавать их скульптурами и предлагал называть арт-объектами. Не будем придирчивы, на равных правах применимы обозначения – поделки, модели, дорогие сувениры, кому что нравится.

Основной материал для ваяния – не самое распространенное папье-маше. Плюс металл, иногда дерево, вкрапления стекла, а также скобяные изделия и прочие предметы быта, остальное – уйма фантазии и этой задекларированной «ИЗОбретательности».  

Основной материал пробудил у другого художника – Бориса Клочкова – воспоминания из области истории искусств, которыми он охотно поделился с окружающими. По его словам, в хвалёную эпоху Возрождения живописцы не очень-то котировались. На первом месте шли как раз мастера папье-маше, делавшие из него для культурного досуга небогатых горожан слепки со знаменитых изваяний. На втором месте шли цеховики – изготовители сундуков. Ну и замыкали тройку лидеров некие замысловатые складни с неприличными картинками – альковные удовлеТВОРЕНИЯ тех лет. 

Для придания еще большей весомости первооснове в развернутом описании указывалось еще и следующее обстоятельство: «В Древнем Китае из папье-маше изготавливали доспехи для воинов». В общем, прозрачно намекалось, что хотя и не чугун, и не бронза, но тоже прочная штука. Наглядной иллюстрацией чему служила арт-скульптура «Хан», вся, как в латекс, наглухо затянутая в латы.

Образцом расклада по полочкам, если кто что вдруг не понял, служила аннотация к выставке, где всё было изложено по-военному и по анкетному чётко. 

«На своём творческом пути мне приходилось работать с керамикой, деревом, металлом, я остановил свой выбор на папье-маше».

(В ход идут, кроме того, уголки от старых чемоданов, часы, шестерни, мебельная фурнитура, детали механизмов и т.п.).

Основное направление: маски и настенные панно. «Предпочитаю скульптуру лаконичную, выверенную, похожую на логотип или знак».

«Жанр: преимущественно анималистика с элементами стимпанка».

Слово «стимпанк» давно, правда, режет слух на манер заезженной пластинки. Контркультура, превратившаяся в китч, деградировавший в ширпотреб. Дитя антиутопий, стиль постапокалипсиса, фасон «безумного Макса», прикид разлагающегося общества. Нечто в таком духе, по-лётному одетое и звякающее ржавыми железяками. Никто уж толком и не помнит, что такое истинный стимпанк, чем он отличается от киберпанка, но все бодро пользуются термином, стараясь свою инаковость и оторванность показать. Картины при этом в памяти всплывают какие-то мрачные, удручающие. 

Удивительно, но ИЗОделия Сергея Лобанова на редкость жизнеутверждающи, благостны, и некоторые неплохо бы могли смотреться в детской, если мы вновь озадачимся проблемой «куда повесить». Для импровизированного бала-маскарада он дарит нам МАСКИРАДОСТИ. Его масочный режим – позитивный.

Вот смешные рожицы: «Первооткрыватель» - малыш в шлеме с выпученными глазёшками, «Ключник» в жабо, утыканный россыпью ключей, «Изобретатель» – в куртке расписной, как «целинка» стройотрядовца (физик, химик, факультет), и девица – красно солнышко в придачу.

В своем настенном творчестве Сергей Лобанов заметно тяготеет к продолговатым формам – к эллипсам и эллипсоидам. В сфере его серийного внимания: яйца и рыбы. Рыб – стая. На любой, простите, вкус: «Боевая», «Нарядная», «Ржавая», и сетью не объятый, необъятный «Страх глубин». В «Латимерию» даже вмонтированы отсчитывающие время большие часы (к слову, о сувенирах). В «Технояйце» можно, приглядевшись, узреть настоящий значок "ГАЗ" (к слову, о логотипах).

Есть разряд игрушек «с приколом». Настольная модель «Часы с кукушкой» представляет собой птичку, увешанную маленькими циферблатами. Настенная «Стрелка» (отсылка к собаке, запущенной в космос, напоминающая отчего-то льва) оборудована выключателем. Догадливый зритель может сам зажечь внутри гермошлема интимный свет. В пару к покорителю звезд еще один отважный «Испытатель» – котейка. 

Да уж, куда же теперь без котиков! Как же их не запостить? И неминуемый лайк ждет «Сторожевого кота», экипированного цепочкой. А «Гипнокот» с очами-линзами запросто введет в транс.

Это уже перекидывается мостик к разряду масок со стеклами, дающими оптический эффект. Апофеоз – маска с двусмысленным заглавием «Смотрящий», что пялится на тебя созвездьем глазков. Немного эзотерики и мистических практик на любителя, увенчанной маской «Златоликий». После чего погружение в «Сон», где ждет тебя «Стёганый» – две фактурные имитации подушек с приятным колером.

Венчает стимпанк-зоопарк со странной аллюзией на стены охотничьего домика с рядом голов милых животных: «Баран» и «Овен», «Сова» и «Сыч». Для звукового сопровождения при лицезрении коих хорошо ложится припев из песни «Под небом голубым есть город золотой».

«Мы заполнили всю сцену, остается влезть на сцену» – это самопроизвольно возникает в голове цитата из Бродского. А на языке вертится противное словечко «миленько». И вдобавок к тому – «респектабельно». Ну что вы хотите? Не Вучетичи и не Веры Мухины, не Степаны Эрьзя и Эрнсты Неизвестные правят ныне бал на рынке ваяния. Монументализм не в моде, на повестке дня – украшение интерьера. Другое время, иные скульпторы. Мрамор дорог, папье-маше доступно. Всё как в старину, картины против сундуков. Некоторые художники просто стараются продать радость людям.

Подойдут ли вам такие маски, не знаю-не знаю.  

Текст Евгения Иванова, фотографии официального сайта Музея архитектуры и дизайна.

23.05.2021

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу