Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Молочные реки истории и искусства Ирбита

В каждом из нас есть капля Ирбита, могут сказать жители Свердловской области, конечно те из них, которые пьют молоко. Мы так привыкли к ирбитской «молочке», что остальные «бренды» старинного уральского города выглядят немного отстраненно и почти сказочно, слишком далеко Ирбит от Екатеринбурга – двести километров.

В этом году Ирбит отмечает юбилей – 390 лет. Как ветеран к празднику достает и раскладывает свои ордена, Ирбит вспоминает свое великое прошлое: ирбитскую ярмарку, любовь императрицы Екатерины II, кутежи золотопромышленников, мотоциклы «Урал», ирбитского депутата Георгия Жукова, ирбитские музеи. Впрочем, кое-что из этого списка вовсе не прошлое.

Стоит, стоит приехать в Ирбит. Там уникальный в своем роде памятник Ленину с головой, напоминающей гриб, стоит на одной площади с памятником Екатерине Великой. Там в Музее изобразительных искусств подлинный Питер Пауль Рубенс и не подлинная, но совсем как в Лувре, Ника Самофракийская. Там отдыхает между очередными выездами на ярмарку гигантский мотосамовар, и разгуливают байкеры из разных стран мира. Это город, из которого ушли большие деньги, но он держится.

Как Ирбит оказался в эпицентре больших денег

Ирбит несколько раз в своей истории вытаскивал козырную карту. Например, Ирбитская ярмарка была самым крупным ритейлерско-логистическим проектом Урала в течение нескольких столетий. Пусть нас не обманывает слово «ярмарка». Масскультура упростила это важное для экономики прошлого явление до уличной торговли и развлечений с каруселями и петушками на палочках. В действительности, в Ирбите совершались крупнейшие оптовые сделки, которые запускали систему европейской торговли.

Почему Ирбит? Спросят люди, живущие в XXI веке. Дело в том, что Ирбит намного старше Екатеринбурга и Перми и в момент, когда он был основан – 1631 год, карта деловой активности была отлична от привычной нам. Главными городами в то время были Верхотурье и Тюмень. Из Верхотурья дорога шла в Европу на Соликамск и Чердынь, в Азию через Ирбит на Тюмень. Так уж повезло Ирбиту, что престольный праздник в этой местности приходился на 6 января, а во время празднования устраивался торжок. Купцы из Европы и Азии задерживались в этих местах на Рождество (25 декабря) и немного приторговывали. Зимняя торговля была не менее оживленной, чем летняя. Холод помогал сохранить и выгодно показать многие товары, например, меха. Так и сложилось, что торговать стали именно здесь, не доезжая до Верхотурской таможни. С каждым годом обороты торжка, который стал ярмаркой, только увеличивались. В Ирбит привозили товары из Сибири (пушнину), Китая (чай и шёлк, ткани), Средней Азии (мерлушку), Москвы (мануфактуру, серебряные и золотые изделия), с Урала (металл). А когда главная дорога пошла на Екатеринбург, Ирбит снова оказался на основной трассе, ведущей в Сибирь. Пока не построили железную дорогу в России было два крупнейших распределительных центра, определяющих рынок потребительских товаров: Ирбит (зимой) и Нижний Новгород (летом). В торговле на Ирбитской ярмарке участвовали наиболее крупные купцы. Отправка и провоз товара на Ирбитскую ярмарку занимали не только много времени и требовали значительных расходов, но и встречали много трудностей. Об этой ярмарке писали:

«…все сделки по продаже и покупке главным образом совершаются на Ирбитской и Нижегородской ярмарке… средний и мелкий торговец не может обращаться с товарами прямо в Москву. Это немыслимая вещь».

Постепенно сроки проведения ярмарки стали сдвигаться. В конце XIX века она проводилась с 25 января по 1 марта. На это время в Ирбит стягивались самые богатые люди Урала и Сибири, а вместе с ними притягивало артистов, шулеров, воров, куртизанок, публику, которая всегда вращается в сфере больших денег. На время ярмарки Ирбит становился одновременно Лас Вегасом и Голливудом. Здесь впервые на Урале стали печатать свою газету – «Ирбитский ярмарочный листок» (в Екатеринбурге первая газета стала выходить только двадцать лет спустя). Здесь с 1846 года работал профессиональный театр. Купцы обычно отправлялись на ярмарку без семей и не удивительно, что здесь уходили в «полный отрыв». Купеческие загулы описывал в своих романах Дмитрий Мамин-Сибиряк.

Каменный Ирбит

Только вот большие деньги почти ничего не дали Ирбиту. Даже построенный театр стали использовать как Пассаж, торговое заведение. Купцы не смогли договориться с антрепренёром об аренде. Долгое время экономные лавочники предпочитали селиться в гостиницах, постоялых дворах, кривых временных балаганах, экономя на жилье, и только в середине XIX века Ирбит выстрелил купеческими резиденциями. Трудно сказать, кто первый из купцов завел моду на собственные каменные дома, но, желая продемонстрировать возможности и капиталы, купцы наперебой стали заказывать вычурные и солидные каменные резиденции самым именитым уральским архитекторам. Особенно много в Ирбите строил академик архитектуры Юлий Дютель. Сегодня эти особняки очень впечатляют туристов.

Тот, кто приедет в Ирбит, сможет стать археологом ушедших больших денег. Купеческие резиденции таят как мираж, с каждым годом все более приходя в упадок, но пока они еще есть, нужно успевать. Последний выхлоп роскошной жизни у Ирбита случился во время Гражданской войны. Через этот город отступала Белая армия, сюда со своим скарбом ехали люди, не ждавшие ничего хорошего от советской власти. Здесь было оставлено и спрятано имущество, которое копилась годами. Правда, все важные клады вроде бы уже обнаружены. Или не все?

Рекорды мотоциклетного спорта

Ярмарка стала сдавать позиции и в советское время исчезла, но Ирбит въехал в новую эпоху на мотоцикле. В 1941 году сюда эвакуировали Московский мотозавод (ММЗ) и через три месяца, 25 февраля 1942 года, из Ирбита ушел первый эшелон с мотоциклами. Делали ирбитские мотоциклы по образцу немецкого мотоцикла BMW R71, технологию передали сами немцы еще в 1940 году.

С начала 1960-х мотоциклы в Ирбите стали выпускать под маркой «Урал». Эти мотоциклы стали не только рабочей лошадкой для жителей сельской местности, главное мотосилой милиции, но и попали во многие фильмы. В знаменитом «Берегись автомобиля» представлен М-72, выпускавшийся в Ирбите. Советские милиционеры ездили на «Урале» до конца 1990-х годов. Ирбитский мотоциклетный завод долгое время был градообразующим предприятием. Жители больших городов мечтали о байках, правда, в СССР их чаще называли мотиками, а жители Ирбита ставили рекорд за рекордом в мотоспорте. В 1992 году решили зафиксировать то, что умеют в Книге рекордов Гиннесса. Рекорды устанавливались в двух номинациях — «Езда задним ходом» и «Езда с поднятой коляской». За 8 часов 47 минут 23 секунды задним ходом Владимир Глухих преодолел 171 км 200 м. В номинации «Езда с поднятой коляской» было две подкатегории — соло и тандем. «Солист» Константин Матвеев смог проехать без остановки 338 км 800 метров за 8 часов 14 минут 11 секунд, а дуэт Александра Буланова и Анатолия Бекишева — 1 014 км за 24 часа. Дуэт при этом не останавливался даже для заправки, делая её на ходу.

Экономическая реальность вновь изменилась, и к началу 2000-х Ирбитский мотозавод потерял массовых заказчиков. Ему пришлось работать с небольшими эксклюзивными заказами. Ирбитские мотоциклы заказывают любители байков из разных стран, а сами машины можно увидеть в музее завода или на самом производстве.

Сегодня ирбитский мотоцикл переживает свою минуту славы в Екатеринбурге. В одном из популярных сувенирных магазинов на его фоне, в коляске и верхом фотографируются туристы. Мотоцикл попал во множество туристических фильмов про Урал, ведь сразу за ним во всю стену напечатан Манифест Урала, где есть слова: «Урал — это энергетика, которая навсегда меняет каждого». «Урал: уехать нельзя остаться». «Урал — край сильных людей».

Ирбитская Ника и энергичный Валерий Карпов

Историю Валерия Карпова стоило бы рассказать отдельно, не смешивая ее с мотоциклами и купцами и все же, возможно именно благородные руины, таинственное прошлое, суровый промышленный быт были частью того цемента, из которого получился Валерий Карпов – искусствовед, основатель ирбитских музеев искусств. Совсем недавно Валерий Карпов ушёл от нас.

История Валерия Карпова подтверждает, что самое главное не ресурсы, не место, а люди. Ярких людей в Ирбите всегда было достаточно. Стоит сказать, что свою врачебную деятельность в Ирбите начинал ставший иконой благотворительности святой доктор Федор Граль (1770 — 1835). Ирбитчане поддержали опального маршала Георгия Жукова, выбрав его депутатом Верховного Совета, здесь живет предприниматель Михаил Смердов, восстанавливающий храмы и создавший первый Ирбитский частный музей. Мы нарочно решили привести примеры из разных эпох.

Валерий Карпов всю жизнь вспоминал своих учителей: рисования Георгия Мордяшова и русского языка Викторию Вологжанину, они подбодрили его и дали цель в жизни. Еще в девятом классе Валерий Карпов написал в школьном сочинении, что мечтает создать в Ирбите большой художественный музей и стать его директором. Свою мечту он осуществил. Сделать для этого пришлось немало – посвятить всю жизнь.

В 1972 году Карпова назначили директором выставочного зала в Ирбите. Он вспоминал, что у него тогда был только ключ от ржавого замка, а в самом помещении как раз накануне прорвало батареи. Начало было скажем так себе, без перспектив. Но с этого низкого старта Валерий Карпов сумел подняться. Он ездил на практику в музеи Москвы и Петербурга и уговорил поделиться с провинциальным музеем частью своих запасников (была такая практика в СССР - помогать более бедным музеям). Так в Ирбит приехали и остались гравюры великих мастеров и иные работы. Так звучит начало его истории. В Ирбите, благодаря Валерию Карпову, оказались подлинный Питер Пауль Рубенс, Пиранези и другие работы гениев искусства. Рубенса подарил Эрмитаж, считая, что это копия, сегодня специалисты склонны утверждать, что Рубенс из Ирбита подлинник.

У Валерия Карпова было видение того, чего он хочет. Многим музейщикам сложно переступить порог обстоятельств: бюджет, ресурсы, аудитория. Валерий Карпов не делал скидки, что его музеи находятся в глубокой провинции. Он хотел всего самого лучшего, как в Лувре, в Эрмитаже или Прадо. Достойные залы, правильное освещение, современное хранение. Наверное, не раз ему указывали на то, что надо быть скромнее, но он не согласился на компромиссы. Потому сегодня в Ирбите три художественных музея, оформленные как галереи мирового уровня: музейно-выставочный центр, Музей гравюры и рисунка и Музей Уральского искусства. В одном из них копия Ники Самофракийской, как в Лувре.

Так уж сложилось, что Ирбит – город музеев. Кроме музеев изобразительных искусств и мотоциклетного, здесь есть Музей народного быта, Историко-этнографический и Ткацкая мастерская.

К счастью, остались люди и молоко

Побывать в Ирбите, городе с историей в 390 лет, конечно стоит. Пройтись по музеям, созданным Валерием Карповым, увидеть, как солнце причудливо освещает голову Ленина.

Почему Ленин напоминает гриб, сказать трудно, а вот новый памятник его соседке императрице Екатерине II – это отсроченная ирбитская благодарность. Екатерина наделила Ирбит правами города раньше, чем всех его соседей. Указом императрицы Екатерины II от 3 февраля 1775 года «с особым удовольствием Ирбитская слобода учреждена городом» в составе Тобольской губернии. Екатеринбург получил права города только в 1881 году в рамках общей реформы. Ирбиту городской статус дали за победу над войсками Пугачева, а еще выделили денег, чтобы местные построили церковь и тюрьму. В 1883 году благодарные ирбитчане поставили памятник Екатерине II. Он простоял 34 года, потом его сбросили с постамента. В 1925 году местные власти хотели переплавить Екатерину на памятник Ленину. Изваяние отправили в печь, но Ленина так и не отлили, сделали его гипсовым. Видимо, Екатерина отомстила и нахлобучила вождю пролетариата шишку. В 2013 году, после многих лет подготовки, статую Екатерины II вновь вернули на площадь, но и Ленина не убрали.

Ирбитчане знают толк в историях, этого здесь предостаточно, будет что послушать. Не скроем, довольно грустно смотреть, что многие дома старинного Ирбита угасают, а возможно угаснут совсем, но отдадим дань уважения жителям города. Ирбит не сдается, он поит нас молоком, он готов принимать нас в своих музеях, а его атмосферные пельменные, такие, как «Ёшкин кот», надолго остаются в памяти.

Материал Татьяны Мосуновой для Культура-Урала.РФ.

01.09.2021
Теги: Ирбит

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу