Для того чтобы сделать портал «Культура-Урала.РФ» удобнее для Вас, мы используем файлы cookie.
Хорошо

Парад планет-2

VI Симфонический форум России завершил свою работу 8 октября, однако в душах слушателей он, как яркая комета, оставил свой след. Такого разнообразия коллективов и программ этот проект еще не представлял.

На пятом вечере выступил Красноярский академический симфонический оркестр. Он уже был участником II Форума (2012). Однако время идет, коллектив несколько лет возглавляет другой дирижер – Владимир Ланде (в свое время окончивший Ленинградскую консерваторию, а потом долгое время живший и работавший с разными симфоническими оркестрами в Америке). Показаться на новом витке своего развития красноярцам было важно. Программу выбрали «полинациональную». Открыли выступление «Танцы из Галанты» (1933) венгерского композитора Золтана Кодая – красивая музыка, в которой соединились элементы фольклора венгров, румын, чехов, словаков, живших в городке Галанта, прозвучала очень свежо и вдохновенно.

Однако исполнение сюиты из оперы «Кавалер розы» (1945) Рихарда Штрауса стало для оркестра камнем преткновения. С одной стороны, хорошо, что репертуар пополнятся столь сложными произведениями – это серьезный стимул для роста, а с другой, музыкантам еще есть над чем поработать, чтобы в звучании появилась легкость, изящество и шарм, а в непростой форме – ясность. Впрочем, в исполнении девятой симфонии «Из Нового Света» (1893) Дворжака уже чувствовалась уверенность и свобода, особенно эффектна была IV часть. А уж прозвучавшая на бис жизнерадостная виртуозная «Прогулка по Москве» из оперетты Шостаковича «Москва, Черемушки» просто привела зал в восторг.

Следующий концерт лично для меня стал откровением. Томский академический симфонический оркестр под управлением Михаила Грановского (екатеринбуржцы его помнят и любят по работе в нашем оперном театре) представил невероятно интересную программу «родом из СССР» – композиторы, творившие в разные периоды существования страны, и жанры, наиболее точно отражающие суть советской эпохи. Условно первое отделение можно назвать «официально-представительским». Публика услышала чудесную, редко исполняемую сюиту «Ферганский праздник» (1940) Глиэра. «Гимн созидательному труду и братству народов» оркестр преподнес сочно и живописно, в нем, помимо яркой «восточной» красоты, была искренняя радость и упоение жизнью. Логичным продолжением стала блестяще исполненная сюита из балета «Спартак» (1955) Хачатуряна, ведь из всех жанров советского искусства балет по праву шел «впереди планеты всей». Это звучало очень мощно, эффектно, театрально, все пять частей (разные по состоянию – будь то триумф, обольщение, скорбь, безудержное веселье, любовь) детально проработаны, драматургически выстроены и энергетически «заряжены» так, что невольно втягиваешься в водоворот музыкальных событий и невероятно сопереживаешь происходящему.

Второе отделение резко контрастировало предыдущему – здесь на первый план вышел человек рефлексирующий. И если духовное сочинение «музыкального диссидента» Арво Пярта «Fratres» («Братья-монахи», 1977) в редакции 1991 года для струнных и ударных было исполнено так, что своей тихой сосредоточенностью, возвышенной чистотой, непрерывным движением мысли побуждало отрешиться от всего внешнего, заглянуть в сокровенные глубины своей души, серьезно задуматься о сути существования и вообще много о чем, то Седьмую симфонию «Эпилог» (1986, редакция 1991) Канчели оркестр просто обрушил на слушателей. Начинается она страшно – сразу катастрофой. В ней есть «одинокий голос человека» и даже много параллельно звучащих – «созвучных душ», страдающих и скорбящих в тишине от горечи потерь, безысходности и невозможности справиться с мировым злом во всех его проявлениях, результатом которого становятся социально-исторические катаклизмы. Трагическая музыка невероятной силы в исполнении Томского оркестра не только стала обличающим «музыкальным документом» последней четверти XX века, но и напрямую отсылала ко времени сегодняшнему. Потрясла именно актуальность звучания. И когда в финале после «коротких телефонных гудков» вместе с тихо «выбывающими из строя» в зале стал постепенно гаснуть свет, думаю, у многих слушателей стоял ком в горле… Одинокий высокий звук фортепьяно, отсчитывающий в полной темноте (космосе) время на фоне истаивающих струнных, ушел в бесконечность. А потом – жуткая тишина. И гром аплодисментов. Такие концерты дорогого стоят.

Седьмой вечер на сцене Свердловской филармонии играл прославленный Российский национальный оркестрЗа пультом был известный талантливый скрипач Сергей Крылов, который с 2008 года совмещает свою сольную карьеру с дирижерской деятельностью. Четвертая симфония (1806) Бетховена, пронизанная ощущением радости, для слушателей, привыкших к его наиболее часто звучащим образам трагической борьбы, в исполнении РНО была как глоток свежего воздуха. Вдохновленная романтическими чувствами композитора к сестрам Брунсвик, музыка лилась будто сама собой, настолько это было гармонично и слаженно. Чего нельзя сказать об исполнении последней Пятнадцатой симфонии (1971) Шостаковича.

Совершенно загадочное, ироничное и одновременно трагичное произведение, в котором зашифровано огромное количество автоцитат и цитат из произведений других композиторов, требующее серьезной работы, чтобы «расшифровка» сложилась в единое целое и через музыкантов открылась слушателям. В итоге игра оркестра была сродни процессу составления из льдинок слова «Вечность», что в андерсеновской сказке: холодное чередование музыкальных построений (к слову, не всегда хорошо исполненных), не очень складывающихся в целое.

Восьмым коллективом, который зрители услышали на Форуме, был Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан. Первое отделение посвятили музыке Римского-Корсакова. Сюита «Испанское каприччио», по словам композитора, «должна блестеть виртуозностью оркестрового колорита». Действительно блестела, и градус эмоциональности зашкаливал, в том числе в работе главного дирижера Дмитрия Крюкова. Может поэтому Воскресная увертюра «Светлый праздник», основанная на церковных православных напевах, прозвучала как продолжение испанского веселья. Внимание публики явно переключилось с музыки на «пластическую партию» дирижера, которая была весьма изощренной и порой просто отвлекала.

Во втором отделении оркестр поднял такую «глыбу», как «Симфонические танцы» (1940) Рахманинова – последнее сочинение композитора, во всех отношениях очень сложное для исполнения – подведение итогов жизни и ее философское осмысление (своего рода «пляска смерти»). Оркестр со сложнейшей задачей справился достойно. Но, возможно, из-за того, что музыкантам не была знакома акустика зала, темы у духовых и сопровождение у струнных инструментов динамически звучали почти одинаково, поэтому ожидаемые яркие соло нивелировались. Хотелось более теплого, «рахманиновского» певучего звука у струнных в проведениях лирических тем, большего разнообразия в звуковой палитре. Вторая часть при всей активности получилась приземленной – не хватило изящества, поэтичности, призрачности и воздуха. Может поэтому не случилось контраста с третьей частью. Впрочем, публика по достоинству оценила масштаб исполнения и наградила оркестр бурными аплодисментами, получив в подарок на бис прекрасный «Вокализ» Рахманинова.

Закрывал девятидневный симфонический «марафон» концерт Уральского академического филармонического оркестра и на этот раз под управлением Алексея Богорада. Программа была обращена к сердцу каждого слушателя, ведь звучали Восьмая симфония «Неоконченная» (1822) Шуберта, открывшая романтическую страницу в этом жанре, и Третья симфония (1883) Брамса, сочетающая в себе бетховенские и шубертовские традиции. Каждая из них по-своему отражает внутренний мир человека, остро чувствующего свой разлад с окружающей действительностью. Оркестр передал это стилистически точно, тонко, тактично и с невероятной искренностью. Оказалось, что нам сегодняшним такой «разговор» о чувстве одиночества очень нужен, важен и близок. И замечательно, что финал получился столь человечным.

Итак, VI Симфонический форум России завершен. Он напоминал астрономическое явление, при котором несколько планет Солнечной системы оказываются «на одной прямой» от светила. Такой оркестровый «парад планет» очень важен для коллективов как шанс серьезно заявить о себе на всероссийском уровне. И, конечно, для слушателей, сделавших для себя новые открытия. А благодаря прямым трансляциям концерты симфонического форума были доступны слушателям в любой точке мира. Что ж, через два года Екатеринбург – место встречи российских оркестров – ждет новых гостей. До встречи!

Материал Марии Лупановой для Культура-Урала.РФ. Фотографии предоставлены пресс-службой Свердловской филармонии.

12.10.2021

 

 

 

также смотрите вернуться к разделу